Как коронавирус изменил рынок нефти
Главная Мнения, Нефть, Коронавирус
Горячая тема
20 мая
233 233

Сооснователь международной инвестиционной компании EXANTE Алексей Кириенко рассказал, как COVID-19 повлиял на нефтяной рынок.

Баланс спроса и предложения нефти на мировом рынке в текущей ситуации определить сложно, однако Американский нефтяной институт (API) посчитал, что влияние со стороны спроса в пять раз сильнее, чем со стороны добычи.

Нефтехранилища по-прежнему заполнены и, похоже, до сих пор продолжают заполняться. Рынок не нащупал баланс, а его поиск напоминает зыбучие пески — дно постоянно ускользает. Участники рынка ожидают увидеть его в перспективе нескольких месяцев, возлагая надежды на постепенное снятие карантина в разных странах.

Слишком оптимистичные оценки

Ранее на топливо для транспорта уходило до 65% производимой нефти. Карантины снизили эту статью потребления в Европе почти наполовину. Ситуация в Китае, который первым ввел карантин и первым вышел из него, показывает, что авиасообщение восстанавливается медленнее ожиданий и сейчас оно составляет 50% от докризисного уровня. Схожая картина и на рынке бензина: Европа не спешит вернуться к своим автомобилям: карантин показал, что работать можно удалено, а продукты заказывать онлайн. Многие эксперты считают, что восстановление транспортных потоков внутри стран даже при закрытых границах в значительной мере увеличит потребление.

Однако здесь встает вопрос, насколько люди готовы вернуться к прежней докарантинной жизни и восстановить свои привычки.

Кроме того, не стоит забывать, что в любой момент может случиться новая волна кризиса, когда странам снова придется вернуться к локдауну. В этом случае нефть может ждать новое обрушение цен. Экономика критически зависит от того, насколько быстро будет найдена и внедрена вакцина от коронавируса. При этом далеко не все отрасли и производства восстановятся после «искусственной комы».

Умрет ли американский сланец

Добыча сланцевой нефти в США и при более высоких ценах на нефть была не очень доходным занятием: себестоимость ее добычи в разы превышает уровни ОПЕК и России. При этом качество сланцевой нефти заметно ниже, что отражается в существенном дисконте к Brent и WTI.

При стабильном росте спроса, который был на протяжении последнего десятилетия на фоне роста мировой экономики, инвесторы были толерантны к высокой себестоимости.

Сейчас ситуация радикально изменилась: когда начнется восстановление потребления — неизвестно, а фьючерсные контракты показывают индикативные цены на нефть в коридоре ниже $40 на годы вперед.

Кроме того, высокая волатильность цен последних лет делает этот бизнес намного менее прогнозируемым, это бьет по кредитному финансированию небольших компаний. Нынешний кризис может обернуться укрупнением таких компаний как Exxon, когда гиганты будут поглощать ослабевших конкурентов.

Baker Hughes в своем отчете сообщает, что 8 мая в США действовало 374 буровые установки, что на 34 единицы меньше, чем неделей раньше. По сравнению с годом ранее (10 мая 2019 года) их стало на 614 меньше. Если раньше сокращение буровых было связано с ростом эффективности бурения за счет технологических улучшений, то сейчас судя по всему это знак сокращения добычи, хотя публично компании об этом не заявляют. При этом возможности восстановления добычи в конце года становятся менее реальными.

Нефтяные компании

Россия

В отличие от коллег по ОПЕК+ Россия вряд ли пойдет на новые сокращения добычи в ближайшие месяцы. Кажется, что Россия все активнее придерживается позиции расширения своей доли на рынке экспорта энергии. Аналитики Goldman Sachs предполагают в ближайшие месяцы среднюю цену на Urals $30, а в 2021 году — $40−45.

Дивиденды нефтегазовых компаний будут снижены в 2020 году на 25%, а в 2021-м — повышены на 40%. Стоит отметить, что в особо выгодном положении сегодня находится Газпром, поскольку ему не нужно снижать добычу.

Для российских компаний важным фактором выступает не только цена нефти, но и рубль. Его резкое снижение в 2014 году усилило конкурентоспособность отечественных производителей, сделав их акции привлекательными для покупки. На этот раз ослабление рубля происходит не так решительно, что не позволяет сравнивать ситуацию тогда и теперь.

Вынужденные 20% сокращения поставок в рамках сделки ОПЕК+ в дополнение к обвалу потребления в России — всё это обещает больно ударить по выручке.

США

Сланцевые компании США делали ставку на рост производства. Благодаря низким ставкам они получали финансирование от банков. Однако цены на нефть поднимались не так высоко, чтобы отрасль получала сверхприбыль. В результате долговая нагрузка оставалась высокой.

Дополнительной статьей расходов было хеджирование. Компании страховались от падения цен на нефть. Это помогало им смягчить удар, какой мы видели в конце 2018-го или ранее в этом году. Однако без перспектив восстановления спроса эта страховка становится все дороже, равно как и стоимость финансирования от банков и на долговых рынках. Перед многими компаниями отрасли встает угроза банкротства.

Конечно, мы не увидим полного вымирания отрасли: нефтедобытчики постараются не останавливать наиболее рентабельные месторождения, вероятно также субсидирование со стороны государства стратегически важной отрасли.

Однако серьезным игроком на мировом рынке нефти американские производители в ближайшей время уже не будут.

Дивиденды

Shell сообщила о резком снижении дивидендов. В Saudi Aramco только в конце прошлого года вышедшей на IPO не смогли пойти на такой шаг. Российская Роснефть, вероятно, последует за примером Saudi Aramco, поскольку ее дивиденды — важный источник пополнения бюджета. Немного больше свободы у других компаний: ЛУКОЙЛ может пересмотреть дивидендную политику в ответ на обвал выручки в ожидании обвала доходов.

Читайте также:
Пожалуйста, опишите ошибку
Закрыть