Когда ждать появление цифрового доллара
Главная Мнения, США, Китай, Стейблкоины, Коронавирус
Горячая тема
7 апреля
543 543

В конце марта на фоне глобального падения рынков в США активизировались работы по созданию цифрового доллара. Под началом влиятельных финансистов и политиков была создана консультативная группа из 22 человек, изучающая потенциал такой валюты. А вскоре появилась информация, что Китай практически завершил техническую часть своего аналогичного проекта цифрового юаня, и его осталось лишь оформить законодательно. Что это: гонка государственных криптовалют? Как это может повлиять на ход кризиса и чем грозит в будущем?

Государственные криптовалюты как возможный конкурент негосударственных

Разговоры о создании государственных стабильных криптовалют (государственных стейблкоинов) идут уже несколько лет, но интерес к ним сильно вырос в 2019 году после попытки Facebook создать криптовалюту Libra. Имея готовую миллиардную аудиторию и собственную стабильную валюту (пусть и поначалу привязанную к доллару), Facebook превратился бы в виртуальную сверхдержаву, теоретически способную не только конкурировать с мировыми центробанками, но даже нанимать вооруженные силы.

Инициатива Facebook напугала политиков, и саммит G7 осудил любые попытки создания глобальных стабильных криптовалют, подразумевая в первую очередь валюты от частных корпораций. Осенью неприятности начались у других известных корпоративных криптопроектов — Tether и TON (Gram).

Впрочем, действия государств не ограничились судебными исками и запретами. Еще одним политическим трендом осени 2019 стала активизация работ над государственными стейблкоинами (CBDC) — цифровым евро и цифровым юанем. Политики открыто заявили, что одна из целей разработок — конкуренция с популярными негосударственными стейблкоинами типа Libra, если они появятся. Правительства фактически признали, что не уверены в эффективности лишь запретительных мер и готовы поступить по принципу «критикуя, предлагай». И надо признать: в будущей конкуренции валют государственный стейблкоин имеет свои козыри:

  1. Подобно Libra, он может обеспечить высокие скорости транзакций, далеко обогнав классические волатильные криптовалюты типа BTC и ETH с их громоздким механизмом майнинга PoW (Proof of Work).
  2. Ресурсы государства позволяют сделать такой стейблкоин более удобным в использовании, чем большинство нынешних криптовалют.
  3. Государственный стейблкоин может обеспечить очень высокую юридическую защиту транзакций вплоть до возврата ошибочного платежа.

Что касается недостатков государственных стейблкоинов, то это централизация эмиссии и потенциальная возможность центробанка отслеживать все транзакции. Но тот же недостаток имели бы и корпоративные валюты типа Libra и Gram. Государственные стейблкоины имеют свою нишу: это валюта для тех, кому анонимность и децентрализация менее важны, чем юридическая надежность транзакций.

Государственные криптовалюты как потенциальное орудие мирового господства

Поначалу официальная позиция США по поводу госблокчейнов была более сдержанной, чем у Китая и ЕС. Политики говорили, что и в нынешнем виде доллар достаточно силен, чтобы противостоять конкурентам. Но аналитики отмечали, что цифровой евро и особенно цифровой юань вовсе не так безобидны для США, как кажется.

Зададимся вопросом: если Libra угрожает мировой стабильности, то почему ей не угрожает CBDC?

Оба проекта имеют миллиардные аудитории, оба могут показать высокую конкурентоспособность как на традиционном валютном, так и на криптовалютном рынках. При этом эмиссия CBDC будет осуществляться не частной американской компанией, а крупнейшим по населению государством мира. Китай имеет колоссальные ресурсы для реализации проекта. Участвовать в разработке уже согласилась пострадавшая от торговой войны компания Huawei. При этом в стране есть огромные вычислительные мощности майнинг-компаний, некоторые из которых утратят рентабельность после халвинга BTC и могут переключиться на выполнение госзаказов.

Если CBDC станет первой в мире крупной государственной криптовалютой, он прежде всего может начать теснить национальные валюты стран второго эшелона. Там, где национальная валюта относительно стабильна, граждане предпочитают ее как иностранным валютам, так и криптовалютам. Но при ее девальвации ситуация резко меняется, как показал опыт Турции, Аргентины, Венесуэлы, а теперь и европейских стран.

Если бы CBDC уже существовал, то граждане кризисных стран активно переводили бы средства не только в доллар или биткоин, но и в китайский блокчейн. Стабильность его курса в сочетании с возможностью свободно пересекать границы могла бы нанести сильный удар по нестабильному фиату. Вместо нынешней всемирной долларизации могла бы пойти волна цифровой юанизации.

Вероятно, поняв это, в январе 2020 года ФРС заявила о вступлении страны в «гонку стейблкоинов». А вскоре в мире разразился глубокий кризис, вызванный эпидемией коронавируса. Он кардинально изменил расстановку сил и превратил «китайскую цифровую угрозу» из футурологических философствований в реальную возможность ближайших месяцев.

Пандемия — шанс для финансового реванша?

В середине марта 2020-го произошло эпохальное событие, способное изменить роль американского доллара в мировой экономике. Исчерпав другие возможности по противодействию кризису, ФРС фактически перешла к политике «печатного станка». Доллар США, который несколько десятилетий рассматривался инвесторами как самая надежная валюта, закачался.

И в 2008 году, и в первой половине марта 2020-го большинство инвесторов переводили капиталы именно в доллар. На фоне массовой распродажи подешевели не только акции и криптовалюты, но и более стабильные активы — от евро и иены до золота. Торжествовал принцип Cash is king, причем в качестве кэша, как обычно, выступал американский доллар.

Однако сразу после объявления экстренных мер 16−17 марта золото и криптовалюты пошли вверх — несмотря на продолжение падения индексов. Евро и другие ведущие национальные валюты тоже начали отвоевывать недавно утраченные позиции по отношению к доллару.

Инвесторы перестали считать доллар единственным верным направлением перевода капиталов. Боясь девальвации, многие стали предпочитать ему золото, криптовалюты и даже другие валюты стран, охваченных пандемией. Впервые за долгое время в мире случился кризис, поставивший под угрозу стабильность не только второстепенных нацвалют, но и доллара. И если бы сегодня на рынке уже существовал цифровой юань, то он мог бы оказаться особенно популярным направлением перетока капиталов.

На этом фоне гонка госблокчейнов резко активизировалась. В конце марта для работы над цифровым долларом в США была создана консультативная группа из 22 человек под началом Digital Dollar Foundation, руководимого бывшим председателем Комитета по товарным фьючерсам (CFTC) Дж. Кристофером Джанкарло. В состав группы вошли представители Visa, Mastercard, Goldman Sachs, а также бывшие члены CFTC и Минфина США. В свою очередь, в первых числах апреля китайские СМИ объявили, что с технической точки зрения CBDC готов, и осталось лишь разработать законы по его регулированию.

Вопросов больше, чем ответов

Несмотря на потенциально колоссальный эффект от появления государственных стейблкоинов, сейчас многое остается неясным.

Ряд аналитиков считают китайские сообщения блефом. Но даже если CBDC готов к запуску, он вовсе не обязательно направлен против доллара и других валют. После эпидемии экономика Китая нуждается в восстановлении, а цифровой юань допускает более гибкое и детальное регулирование, чем традиционный. Например, он позволяет относительно безболезненно держать в стране нулевую или даже отрицательную ключевую ставку. При этом государство может отслеживать все перемещения средств и лучше защищать антикризисные транши от нецелевого использования.

С другой стороны, цифровой доллар пока вовсе в зачаточном состоянии. Цель созданной консультативной группы — не разработка валюты, а лишь оценка ее потенциальных возможностей. Оцифровка национальной валюты может помочь США, как и Китаю, повысить контроль за финансовыми потоками, упростив реализацию антикризисных мер. Но есть сомнения, что в критической ситуации цифровой доллар будет стабильнее обычного. Зато его разработка потребует денежных вливаний и все равно не будет мгновенной. Если у Китая действительно есть намерение «толкнуть падающего» и взять реванш после торговой войны — он, вероятно, успеет ударить первым. А если такого намерения нет, то вся гонка госблокчейнов пока остается конспирологической фантазией. Впрочем, весьма вероятно, что многие неясные вопросы решатся уже в апреле-мае, и принципиальный фактор здесь — степень успешности борьбы с пандемией.

Читайте также:
Пожалуйста, опишите ошибку
Закрыть