Станет ли Ethereum 2.0 жертвой регуляторов
Главная Мнения, ETH, Крипторегулирование

Грант Гуловсен, юрист, консультант блокчейн-проектов, основатель адвокатского бюро Gulovsen Law Office, рассказал о том, почему переход Ethereum на Proof-of-Stake может привести к тому, что регуляторы США потребуют зарегистрировать эфир как ценную бумагу.

12 ноября 2019 года, председатель Комиссии по торговле товарными фьючерсами США (CFTC) Хит Тарберт заявил, что его ведомство и Комиссия по ценным бумагам и биржам (SEC) США проводят тщательный анализ модели валидации транзакций Ethereum 2.0 на базе алгоритма консенсуса Proof-of-Stake (PoS). Ранее тот же Тарберт говорил:

«Мое мнение как председателя CFTC таково: эфир — это биржевой товар».

В июне 2018 года глава подразделения корпоративных финансов SEC Уильям Хинман сказал:

«Насколько я понимаю сегодняшнее положение эфира, сеть Ethereum и ее децентрализованную структуру, существующие предложения и продажа эфира не являются транзакциями ценных бумаг. Применение законов о ценных бумагах к эфиру приносит мало пользы».

Некоторые считают, что разработчики Ethereum были на волоске от того, чтобы их привлекли к ответственности за проведенную в 2014 году продажу токенов. Тот факт, что SEC вернулась к вопросу о возможности признания Ethereum ценной бумагой, должен быть сильным поводом для беспокойства. Если SEC решит, что новая модель валидации Ethereum связана с передачей ценных бумаг, это может оказать существенное негативное влияние на запланированное обновление и более широкий рынок криптовалют.

Что такое Proof-of-Stake?

В отличие от майнинга на Proof-of-Work (PoW), который требует проведения математических вычислений с изменяющейся сложностью для создания блоков и валидации/верификации транзакций, PoS-майнинг, как правило, требует, чтобы операторы валидаторских нод хранили определенный объем криптовалюты на своих кошельках или осуществляли так называемый стекинг.

Кроме того, в модели PoW майнеры, которые успешно решат задачу, получают фиксированный объем криптовалюты вместе с выпуском нового блока, тогда как в PoS награды для валидаторов распределяются пропорционально их доле в общем пуле.

В конкретном примере Ethereum 2.0 пользователь «может внести эфир в качестве залога и свидетельствовать о достоверности блоков для получения финансовой выгоды в обмен на создание и защиту протокола». В Ethereum 2.0 к валидаторам предъявляются следующие требования:

  • Настроить и запустить валидаторский клиент;
  • Внести 32 эфира на кошелек валидатора.

Для сбора наград за стекинг/комиссий за осуществление транзакций валидатор должен делать следующее:

  • Поддерживать остаток на свое валидаторском кошельке в 32 эфира;
  • Поддерживать ПО в актуальном состоянии;
  • Поддерживать клиент в сети и обмениваться с нею данными.

Как PoS-модель Ethereum 2.0 может быть истолкована в контексте законов о ценных бумагах?

Отправной точкой для определения, является ли что-то ценной бумагой в контексте законодательства США, служит законодательное определение ценной бумаги, которое можно найти в разделе 5 закона «О ценных бумагах» 1933 года и разделе 12 (g) закона «О ценных бумагах» 1934 года:

«Целью Конгресса при издании законов о ценных бумагах было регулирование инвестиций, какую бы форму они ни принимали и какое бы название ни использовали. С этой целью вводится широкое определение „ценной бумаги“, достаточное для „включения буквально любого инструмента, который может продаваться как инвестиция“».

В документах сказано, что «инвестиционный контракт» входит в определение ценной бумаги. Как ранее заявляла SEC и как минимум один федеральный окружной суд, предприятия, связанные с цифровыми активами, подлежат анализу на предмет наличия у них «инвестиционного контракта». Поскольку PoS-модель Ethereum 2.0 связана с цифровыми активами, такой анализ к ней тоже применим.

В прецедентном разбирательстве «SEC против Хауи» 1946 года Верховный суд постановил:

«Под инвестиционным контрактом в целях закона „О ценных бумагах“ понимается контракт, транзакция или схема, в которой лицо инвестирует свои деньги в совместное предприятие и руководствуется ожиданиями прибыли исключительно от действий предлагающей стороны или третьего лица».

Согласно тесту Хауи, определение инвестиционного контракта «воплощает гибкий, а не статичный принцип, который может быть адаптирован для соответствия огромному множеству различных схем, создаваемых теми, кто стремится использовать деньги других лиц на фоне обещаний прибыли».

Тест Хауи требует, чтобы следующие элементы присутствовали в контракте для признания его инвестиционным (то есть ценной бумагой):

  • Инвестиция денег;
  • В совместное предприятие;
  • С обоснованными ожиданиями прибыли;
  • От действий третьих лиц.

Каждый из этих элементов будет рассматриваться SEC применительно к PoS-модели Ethereum 2.0.

Инвестиция денег

Пользователь Ethereum 2.0 должен осуществлять стекинг 32 ETH для обретения прав валидаторской ноды. Очевидно, это составляет «инвестицию денег». Тот факт, что эфир не является признанной формой денег, для теста Хауи несущественен.

В совместное предприятие

Федеральная судебная система США признает три теста, которые различаются в зависимости от юрисдикции конкретного суда:

  1. Горизонтальная общность;
  2. Широкая вертикальная общность;
  3. Узкая вертикальная общность.

Этот вопрос тоже не вызывает затруднений в свете толкования законов о ценных бумагах SEC. 3 апреля 2019 года регулятор опубликовал «Рамочную основу для анализа „инвестиционного контракта“ в контексте цифровых активов». В ней говорится:

«SEC не требует горизонтальной или вертикальной общности как таковой и не рассматривает „совместное предприятие“ как отличительный элемент понятия „инвестиционный контракт“».

Кроме того, в том же документе регулятор заявляет, что на основании предыдущего опыта ему удалось установить, что «совместное предприятие», как правило, существует. Есть все основания полагать, что по крайней мере SEC увидит в Ethereum 2.0 совместное предприятие.

С обоснованными ожиданиями прибыли

Это самый простой вопрос. В спецификациях Ethereum 2.0 говорится:

«Валидатор является опциональной ролью для пользователей, в рамках которой они вносят ETH в качестве залога и свидетельствуют о достоверности блоков в ожидании финансовой выгоды».

В деле «SEC против Эдвардса» 2004 года Верховный суд постановил:

«В соответствии со здравым смыслом под „прибылью“ для теста Хауи следует понимать „возврат на капитал с инвестиций“».

От действий третьих лиц

В тесте Хауи говорится: «Ожидания прибыли исключительно от действий предлагающей стороны или третьего лица». Таким образом, этот пункт может быть опротестован, поскольку пользователю придется приложить некоторые усилия для запуска валидаторской ноды для получения «финансовых наград».

Выше уже описывалось, что необходимо сделать пользователю, чтобы начать получать награды в Ethereum 2.0. Отклонение от любого из пунктов приведет к тому, что пользователь не сможет участвовать в полном цикле стекинга. Из этого можно сделать вывод, что ожидания прибыли в данном случае не исключительно связаны с действиями третьих лиц.

К сожалению, «в свете коррективной природы американского законодательства в сфере ценных бумаг» федеральные суды взяли на вооружение «более реалистичный тест для определения, являются ли усилия, приложенные лицом, отличным от инвестора, безусловно значительными, чтобы повлиять на успех или провал предприятия».

Здесь нужно вернуться к заявлению Хинмана, который сказал, что SEC не рассматривает Ethereum 1.0 как ценную бумагу:

«Если сеть, на базе которой функционирует токен или монета, достаточно децентрализованная, где покупатели больше не могут обоснованно ожидать, что лицо или группа будут принимать критически важные меры управленческого или предпринимательского характера, такой актив может больше не представлять инвестиционный контракт».

Таким образом, основной вопрос в том, будет ли Ethereum 2.0 «достаточно децентрализованной», какой SEC считает сеть Ethereum 1.0?

Что значит «достаточно децентрализованный»?

С момента выступления Хинмана было высказано множество мнений о полезности термина «достаточной децентрализации». Некоторые считают, что он может привести к узакониванию проектов, имеющих в значительной степени централизованное управление. Другие вообще не видят возможности использовать понятие децентрализации в праве. В действительности, рассматривать два этих слова в отрыве от всей речи Хинмана очень сложно, особенно если учесть, что децентрализация зачастую по-разному толкуется в самом мире блокчейна.

Понятие «достаточной децентрализации» в контексте законов о ценных бумагах намного меньше связано с технологией блокчейн и самой «децентрализацией», чем с основами этих самых законов о ценных бумагах, которые, как сказал Хинман, разрабатывались с целью «устранения информационной асимметрии между предлагающей стороной и инвесторами».

В частности: «Когда усилия третьих лиц больше не являются ключевым фактором в определении успеха предприятия, асимметрия существенной информации снижается. По мере обретения сетью истинной децентрализации способность определения эмитента или предлагающей стороны в целях раскрытия информации становится затрудненной и менее значимой. Конечно, системы, полагающиеся на усилия центральных игроков при определении успеха, продолжать существовать. В этих случаях применение законов о ценных бумагах позволяет защитить инвесторов, которые приобретают токены или монеты».

Вопрос в том, как SEC оценит вероятность дальнейшего успеха Ethereum 2.0 без участия таких лиц, как Виталик Бутерин, и таких организаций, как Ethereum Foundation, учитывая методы запуска Ethereum 2.0 и спецификации PoS. Если оценит высоко, Ethereum по-прежнему будет оставаться «достаточно децентрализованным». Если низко, Ethereum Foundation может быть вынуждена зарегистрировать криптовалюту в соответствии с законом «О ценных бумагах», что ей вряд ли захочется делать.

Достаточно ли децентрализован Ethereum 2.0?

Что решит SEC, остается только гадать, но вышеупомянутая рамочная основа дает почву для некоторых размышлений. В ней приводится несколько примеров. Они не являются определяющими, но чем больше конкретный проект соответствует им, тем выше шанс того, что покупатель его цифрового актива полагается на действия третьих лиц. Вот эти примеры:

  • Активный участник отвечает за разработку, улучшение, операционную деятельность или продвижение сети, особенно если покупатели цифровых активов ожидают, что он будет выполнять или контролировать выполнение задач, имеющих ключевое значение для достижения или сохранения сетью или цифровым активом их назначения;
  • Активный участник играет лидирующую или центральную роль в направлении текущей разработки сети или цифрового актива;
  • Активный участник продолжительное время играет управленческую роль в принятии решений касаемо сети или характеристик, или прав, представляемых цифровым активом, включая, например, определение, следует ли, и если да, то как выплачивать компенсацию лицу, предоставляющему услуги сети;
  • Покупатели обоснованно ожидают, что активный участник будет принимать меры к продвижению их собственных интересов и повышению ценности сети или цифрового актива. Это может отражаться, например, в сохранении у активного участника доли в цифровом активе. В этом случае покупатели будут обоснованно ожидать, что активный участник будет принимать активные меры к продвижению своих собственных интересов. Также об этом может свидетельствовать наличие у активного участника прав на связанную с сетью или цифровым активом интеллектуальную собственность.

Ethereum 2.0 подпадает под эти примеры следующим образом:

  • Спецификации для Ethereum 2.0 разрабатываются небольшой командой в составе Ethereum Foundation, включая Виталика Бутерина, и Ethereum Foundation ответственна за «развитие и улучшение (посредством обновления 2.0) сети»;
  • Таким образом, Ethereum Foundation «играет лидирующую или центральную роль в направлении текущей разработки сети или цифрового актива», а покупатели эфира, которые захотят запустить вадилаторскую ноду, будут обоснованно ожидать, что Ethereum Foundation «будет выполнять или контролировать выполнение задач, имеющих ключевое значение для достижения или сохранения сетью или цифровым активом их назначения»;
  • Ethereum Foundation предоставляет гранты различным независимым командам, чтобы те разрабатывали спецификации, и, следовательно, «определяет, следует ли, и если да, то как выплачивать компенсацию лицу, предоставляющему услуги сети»;
  • Ethereum Foundation владеет «правами на связанную с сетью или цифровым активом интеллектуальную собственность», а именно следующими товарными знаками: ETHEREUM, ETHER, ENTERPRISE ETHEREUM и ENTERPRISE ETHEREUM ALLIANCE.
  • Ethereum Foundation «сохраняет долю в цифровом активе».

Указывает ли это все на то, что SEC признает Ethereum 2.0 «недостаточно децентрализованной», а следовательно, инвестиционным контрактом и ценной бумагой? Конечно, нет. Но, как было сказано выше, чем больше конкретный проект соответствует указанным примерам, тем выше шанс того, что покупатель его цифрового актива полагается на действия третьих лиц. Независимо от конечного решения SEC, все указанное делает Ethereum менее децентрализованным в понимании регулятора.

Заключение

Эта статья не направлена на распространение FUD-настроений и сомнений по поводу Ethereum. Ее цель — побудить тех, кто занимается развитием технологии цифровых активов принять тот факт, что существующие законы применяются к тому, что они делают, и заранее взаимодействовать с регуляторами, чтобы убедиться в том, что их работа не нарушает действующие правовые стандарты.

Недосмотр в данном случае разработчиков Ethereum, второй по капитализации криптовалюты, может иметь негативные последствия не только для самого проекта, но и для рынка в целом. Независимо от того, как будет развиваться эта ситуация, она заслуживает того, чтобы за ней следили все, кому интересно будущее пространства цифровых активов.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

ihodl — медиа, созданное трейдерами и криптоэнтузиастами в 2014 году. Хотите больше интересного контента? Мы всегда рады вашему участию! Если хотите поддержать нашу небольшую команду, вы можете перевести BTC на наш кошелек: 135DvtP6279ZiTE2ba5AzwbSY6V5TPBVjh

Читайте также:
Пожалуйста, опишите ошибку
Закрыть