Главная Мнения, ETH, Криптовалюты, ICO, Криптоинвестиции
Горячая тема
17 августа 2017 г.
3260 3k

«Величайший пузырь в истории»: Делимся переводом материала Forbes о грандиозном пузыре на рынке ICO — и грандиозных возможностях заработать для умных инвесторов.

24 апреля Мартин Коппельман, 31 год, Стефан Джордж, 29 лет, и Мэтт Листон, 25 лет, собирались запустить краудсейл на реализацию своего проекта — основанного на грядущей революции в сфере машинного интеллекта пользовательского рынка предсказаний Gnosis, над разработкой которого они трудились последние два года.

Их целью было собрать 12,5 млн долларов. Однако вместо долларов они принимали взносы только в новой криптовалюте — эфире, которого два года назад еще не существовало. Это был новый вид краудфандинга, названный ICO (первичное размещение монет).

В теории по мере роста популярности Gnosis спрос на токены GNO должен был тоже расти, повышая стоимость паев нынешних владельцев этих токенов. Основатели Gnosis организовали свою краудфандинговую компанию по принципу «голландского» аукциона, при котором торги происходят не на повышение цены, а на понижение.

За 11 минут Gnosis собрал 12,5 млн долларов (в торгах участвовали по большей части аукционные ринги, собранные с использованием ПО), продав всего 4,2% от заявленного количества в 10 млн токенов. Конечная цена токена составила $29,85, благодаря чему их проект, у которого были лишь 49-страничное техническое описание и несколько тысяч строк исходного кода, стал оцениваться в 300 млн долларов.

Через два месяца токены GNO продавались по $335, и Gnosis стал стоить уже 3 млрд долларов — больше, чем Revlon, Box или Time. Доля одного только Коппельмана сегодня теоретически составляет около 1 млрд долларов.

Вот, пожалуй, и все, что нужно знать о гигантском пузыре криптовалют 2017 года.

Рыночная капитализация этих виртуальных акций увеличилась за последние 12 месяцев на 870% — с 12 до более 100 млрд долларов. Это в шесть раз больше, чем рост капитализации фондового рынка во время бума доткомов с 1995 по 2000 годы. В немалой степени это связано с успехами биткоина (Bitcoin), первого цифрового актива, возникшего благодаря удивительному сочетанию криптографии, облачных вычислений и теории игр. Один только биткоин в 2017 году подорожал на 260%.

Однако компании, использующие биткоин, растут еще быстрее и занимаются более интересными вещами. Их криптоактивы используются не просто как обычная валюта — то есть, по большей части, для спекуляции — а для того, чтобы связывать вместе бизнес-проекты и токены. Топливом для этого служит эфир ( Ethereum).

Ethereum для начинающих: Полное руководство

Как и биткоин, он основан на технологии блокчейн, по сути, представляя собой надежный децентрализованный, постоянной обновляемый реестр. Однако если биткоин-сеть позволяет производить только транзакции с биткоинами, то платформа Ethereum может быть использована в различных ПО. Иными словами, валюту на базе Ethereum можно задействовать в реальных проектах.

Поэтому теперь создать свою криптовалюту может любой желающий. Сейчас на рынке существуют свыше 900 криптовалют и криптоактивов, и почти каждый день появляется что-то новое.

Во время золотой лихорадки хорошо продавать промывочные лотки. За последний год стоимость эфира подскочила более чем на 2700%, его капитализация составляет 29 млрд долларов, а цена одной монеты — более $300. За этот период она падала до $0,1 и взлетала до $415.

Биткоин демонстрировал столь же высокую волатильность: его цена менялась от $31 до $2, и от $1200 до $177, а недавно он преодолел отметку $4000. Целые армии трейдеров пытаются предсказать курс криптовалюты, хотя шансы на это не выше, чем угадать выигрышный номер в рулетке.

Всё, что нужно знать о волатильности биткоина

Разумеется, это не помешало появлению множества сайтов и групп в Facebook, члены которых делятся историями своих криптопобед, рассказывая, в том числе, о том, как они покупали токены, залезая в долги по кредиту. Появились и те, кто убеждал людей переводить свои сбережения в биткоиновые и эфирные инвестиционные пенсионные счета. Каждое новое ICO может превратить ненадежный бизнес в компанию с абсурдно высокой стоимостью.

Эти первопроходцы нашли отличный способ сбора денег и создали сетевой эффект. Зачем пресмыкаться перед венчурными капиталистами Кремниевой долины или иметь дело с регуляторами на биржах, когда можно привязать свою идею к токену и смотреть, как спекулянты забрасывают вас деньгами и потом поддерживают свои инвестиции?

Эти ICO собрали свыше 850 млн долларов, начиная с взлетевшего как ракета Basic Attention Token от Brave Software (35 млн долларов за первые 30 секунд) и заканчивая более простыми токенами типа Legends Room (дает пользователям VIP-членство в стрип-клубе Лас-Вегаса).

Все это звучит знакомо — потому что это действительно уже было.

Компании, которые существуют, скорее, в форме идеи, чем на деле, трейдеры-спекулянты, дикая волатильность, «голландские» аукционы, состояния, мгновенно возникающие из воздуха, — все это мы уже проходили во время первого пузыря доткомов.

И как все закончилось: в 2000 году стоимость интернет-рынка упала на 1,8 трлн долларов, и история рискует повториться. Эфир — это не только строительный материал, но и слово, обозначающее то, во что превратится большая часть всех этих «активов».

И все же кое-чему мы научились. Да, в первом пузыре доткомов было много нелепого, однако он дал нам такие компании, как Amazon, Google и eBay.

И хотя тысячи жадных трейдеров и подсевших на IPO инвесторов потерпели поражение, многие умные люди, сыгравшие на опережение, стали очень и очень богатыми. Это тоже повторяется в наши дни.

Как извлечь пользу из пузыря на рынке ICO

Чтобы лучше разобраться в том, как устроены криптовалюты, представьте себе компьютерную игру. Есть виртуальный мир, и внутри него вы можете зарабатывать виртуальные деньги, тратя их потом на всякие полезные штуки — новое оружие, дополнительные жизни, более стильную одежду.

Здесь все устроено точно так же, за тем исключением, что все привязано к технологии блокчейн и вы можете (теоретически) превратить свои условные деньги в реальную монету или купить на них реальные товары и услуги у той компании, которая выпустила эту криптовалюту.

Многие описания ICO даже выглядят как инструкции к сложным видеоиграм. Например, обладатели токенов GNO для трехмиллиардного рынка предсказаний Gnosis могут заработать еще и другие токены, WIZ, стоимостью $1 каждый, которыми можно расплачиваться за комиссии краудфандинговой платформы. Блестящая идея: для этого нужно добровольно заморозить свой вклад в токенах на срок до одного года, что автоматически повышает общую стоимость проекта Gnosis.

Это типичный пример. Поскольку большинство таких платформ ограничивает количество размещаемых токенов, то чем больше их используют, тем выше на них спрос и, соответственно, цена. Возникает сетевой эффект, при котором стоимость услуги тем выше, чем больше людей ею пользуются; по тому же принципу строятся финансовые пирамиды.

Представьте, что Facebook выпустил свои токены, и просто убедив друга присоединиться к нему, вы улучшите сеть в целом и повысите стоимость своего токена.

Компаниями, которые привлекают инвесторов за счет первичного размещения монет, не всегда выступают стартапы. Иногда это просто группы разработчиков, трудящиеся над каким-то проектом. И даже если речь идет о настоящих компаниях, таких как создатели мессенджера Kik, выпустившие токены Kik, организаторы краудфандинга оговаривают, что инвесторы не получат реальных акций, тем самым обходя ограничения, которые накладывают регулирующие органы.

Люди, поддерживающие эти проекты, — не наивные идеалисты. Тим Дрейпер, акула венчурного капитализма, вложился в два криптоактива. Брендан Эйх, выпустивший знаменитые токены Basic Attention Token, создал язык программирования JavaScript и участвовал в основании Mozilla. Дэн Морхэд, работавший ранее в Tiger Management, основал компанию Pantera Capital, специализирующуюся на блокчейн-технологиях.

Их привлекают такие фирмы, как Blockchain Capital, которая была основана Броком Пирсом, предпринимателем в сфере виртуальных валют для компьютерных игр. Для финансирования своего последнего фонда он выпустил токен BCAP, тем самым дав возможность будущим партнерам обойти все ограничения со стороны регуляторов, в том числе замораживание средств. В апреле он за шесть часов собрал 10 млн долларов.

Пирс избежал вмешательства со стороны регулирующих органов за счет того, что право на приобретение его токенов получили только 99 аккредитованных инвесторов из США и 901 инвестор из стран, где правила регулирования не столь суровы. Однако после первичного размещения монет их смогли купить любые желающие. Желающих было много, и стоимость его фонда резко подскочила и недавно составила 17,5 млн долларов.

Как выбрать ICO: Инструкция для инвестора

Олафу Карлсону-Уи 27 лет, он родился в семье лютеранского пастора. Он почти не умеет программировать, никогда не учился финансовому анализу и не управлял капиталом. Разумеется, все это делает его иконой нынешнего бума криптовалют.

Ehan Pines for Forbes

Компания Карлсона-Уи Polychain Capital находится в Сан-Франциско, и ее стоимость менее чем за 10 месяцев выросла с 4 до 200 млн долларов — по большей части благодаря серии ловких маневров, основанных на его интуитивном понимании того, как функционируют криптоактивы.

Для Карлсона-Уи, который учился в колледже Вассара, все началось во время летних каникул на озере в Миннесоте. Его долг за учебу достиг 20 тыс., а на счету было $700. Два его старших брата стали поэтами, а Олаф с детства увлекался математикой, играми и воображаемыми мирами. Прочитав о подпольной торговой площадке Silk Road, где за наркотики расплачивались биткоинами, он начал мечтать о мире, в котором царит криптовалюта и перевел почти все свои $700 в биткоины по курсу $16. Вскоре цена биткоина упала до $2.

Карлсона-Уи это ничуть не смутило, он написал дипломную работу по биткоину и окончил колледж Вассара, получив степень по социологии. Некоторое время он жил в шалаше, работая лесорубом в штате Вашингтон. Потом Карлсон-Уи отправил свою дипломную работу в Coinbase, кошелек и биржу криптовалюты, став в 2012 году ее первым сотрудником, чьей обязанностью было отвечать на вопросы клиентов. Карлсон-Уи поставил условие, чтобы его зарплата, 50 тыс. долларов, выплачивалась в биткоинах, став, по-видимому, первым человеком в мире, который зарабатывал и тратил исключительно криптовалюту.

Работа с клиентами позволила ему понять, как функционирует эта быстрорастущая индустрия. В конце концов, он смог автоматизировать ответы на многие стандартные вопросы клиентов Coinbase и даже создал что-то вроде аттестационного теста, с помощью которого оценивал кандидатов на вакансии в компании, наняв в итоге восьмерых человек (все они получали зарплату в биткоинах). Затем Карлсон-Уи получил повышение и стал главой отдела рисков, где разработал алгоритмы на основе искусственного интеллекта и сократил убытки Coinbase от действий мошенников на 75%.

В сентябре прошлого года он ушел из Coinbase и создал Polychain Capital, работающую только с криптоактивами; ее капитал составил 4 млн долларов. Среди поддержавших его инвесторов были основатель Wikihow Джек Хендрик и Гарри Тэн, который одно время был совладельцем Y Combinator.

Поскольку большинство венчурных и хедж-фондов воздерживаются от инвестирования непосредственно в высокоспекулятивные активы, такие как криптовалюта, Карлсон-Уи обратился в фонды Andreessen Horowitz, Union Square Ventures, Sequoia Capital, Founders Fund и Pantera Capital. Они поддержали его, поскольку за три с лишним года в Coinbase Олаф стал одним из признанных гуру в этой области.

В мире криптоактивов все очень демократично, и бизнес строится на дружеских и партнерских отношениях, совсем как во времена бума доткомов, так что большая часть из 13 инвестиций Карлсона-Уи, совершенных до ICO, была сделана с существенной скидкой.

Среди его инвестиций — эфир и децентрализованный суперкомпьютер Golem, а также Augur — токен рынка предсказаний, в который Карлсон-Уи верит больше, чем в Gnosis; 0x — протокол обмена криптовалюта, который позволит торговать децентрализованной валютой, и конкурент эфира Tezos.

Карлсон-Уи занимается долгосрочными инвестициями, а не спекулирует на криптовалютах, но на этом безумном рынке экспертное знание и избирательное инвестирование превращаются в гигантские прибыли.

Что будет дальше? Карлсон-Уи — один из немногих людей, у которых есть четкое видение будущего. Он считает, что сначала будут созданы протоколы базового уровня и инфраструктура для хранения данных и предоставления вычислительных ресурсов:

«В будущем у компьютеров не будет собственной памяти, собственного интернет-соединения, рендеринга и обработки данных — все это будет расположено удаленно и приобретаться за токены. Вы сможете заплатить за те данные, действия или объем интернета, которые вам нужны в данный момент, а не хранить все это отдельно на устройстве, где большую часть времени это все не будет использоваться».

Иными словами, союз облачных технологий и экономики совместного потребления.

Однако прежде чем это станет явью, пострадает много людей. Чисто технически, по крайней мере, в США, токены нельзя считать ценными бумагами, так как они отчасти утилитарны и не подкреплены какими-то реальными активами.

Некоторые разработчики токенов попытались увильнуть от ответа на вопрос, являются ли их монеты на самом деле ценными активами, перенеся свои операции в места с низкими налогами и менее жестким регулированием, например, в Сингапур, Гибралтар или швейцарский Цуг.

США взяли ICO под контроль: Что дальше?

Комиссия по ценным бумагам и биржам США заявила, что ожидает от индустрии защиты интересов своих инвесторов, однако вспоминая, как проявило себя это агентство до и после ипотечного кризиса в 2007 году, трудно представить, что оно сможет эффективно регулировать ситуацию на рынке криптовалюты. Навал Равикант, глава и сооснователь краудинвестинговой платформы Angellist, говорит:

«Мошеннические схемы в этой области очень хитры и изощренны, их трудно раскрыть, если не прочесть исходный код».

А если регуляторы будут читать эти коды? Карлсон-Уи говорит:

«Если мой счет в американском банке будет закрыт, я не смогу просто так открыть счет в российском банке и расплачиваться повсюду своей кредиткой, как ни в чем не бывало. Но если закроется провайдер моего биткоин-кошелька, я в течение минуты переведу свои биткоины за границу и все, мой кошелек теперь в России, и я могу участвовать в краудсейле с российской биржи и хранить свои деньги в российском кошельке. Поэтому в глобальном масштабе регулировать этот процесс — это все равно, что бороться с гидрой: стоит отрубить одну голову, как тут же вырастут две другие».

Это же относится и к возможным попыткам обложить эти операции налогами.

Будут новые крупные фиаско, подобные тому, что произошло с биржей Mt. Gox, и люди, ставящие на кон деньги в игре, где у них нет почти никакой защиты, потеряют десятки миллиардов долларов. Умные инвесторы, однако, будут преуспевать. И помешать им может разве что собственное высокомерие.

Подготовила Тая Арянова

Источник: Forbes

Академия Insider.pro

Хочешь стать успешным инвестором?

Мы знаем с чего начать.
Пожалуйста, опишите ошибку
Закрыть