Белоруссия застряла между Россией и ЕС
Vasily Fedosenko/Reuters
Главная Мнения, Россия, Украина, Санкции, Евросоюз

К чему приведут попытки Белоруссии остаться в хороших отношениях со всеми с соседями.

Президент Белоруссии Александр Лукашенко попал под перекрестный огонь: он хотел наладить более тесные отношения с Европейским союзом и слегка отдалиться от России, но, похоже, следствием стали народные протесты — население недовольно экономическими проблемами и репрессивной политикой.

Лукашенко, которого Кондолиза Райс недальновидно назвала последним диктатором Европы, всегда было труднее играть на противоречиях России и Европы — его режим зависит от дешевого российского газа и других косвенных субсидий, получаемых в ответ на лояльность Кремлю.

Прежде белорусского президента эта структура в основном устраивала — их с Путиным объединяла склонность к автократии и решимость при подавлении протестов оппозиции, а кроме того, он понимал, что белорусский госкапитализм не выдержит попытки более широкой интеграции в европейский рынок.

Но в марте 2014 года Крым был присоединен к РФ, и страна оказалась под американскими и европейскими санкциями, а Лукашенко отказался поддержать Путина, опасаясь, что его маленькая страна может стать следующей.

Когда же Москва попыталась наказать ЕС контрсанкциями, Белоруссия скорее саботировала, нежели поддержала эту инициативу, выступив перевалочным пунктом на пути европейских товаров. В прошлом году Минск не смог договориться с Москвой о цене на газ, заплатил только половину того, что требовал Газпром (MICEX: GAZP) и накопил долг в 500 млн долларов — это примерно полуторамесячный ВВП страны.

В январе Лукашенко подписал указ, открывший гражданам 80 стран, в том числе европейцам и американцам, безвизовый въезд в Белоруссию на пять дней — это была попытка поднять туристические доходы на фоне экономического спада. Кремль же ответил на это лаконичным заявлением и начал развертывание контрольно-пропускных пунктов на границе.

Антироссийски настроенные европейские политики отнеслись к инициативам Лукашенко с одобрением, отметив либерализацию его политики: на прошлой неделе бывший премьер-министр Швеции Карл Бильдт написал в Twitter:

«Для поездки в Белоруссию больше не нужна виза. В этой почти неизвестной нам стране масса интересного!».

Впрочем, у этой либерализации есть и обратная сторона. На прошлой неделе тысячи людей (для обычно пассивной белорусской публики это много) вышли на улицы по всей стране, выступая против налога на всех, кто не работал больше полугода — такое пополнение бюджета в духе СССР.

Прежде правительство решительно подавляло попытки протеста, но теперь это выглядело бы некрасиво в глазах потенциальных партнеров, так что Лукашенко ненадолго задержал лидеров собравшихся и приостановил действие указа. Пока неясно, как это отразится на дальнейших выступлениях, которые запланированы на ближайшие выходные. Некоторые лидеры оппозиции выражают надежду на перемены.

Один из них, Николай Статкевич, полковник в отставке и бывший политический заключенный, сказал в интервью оппозиционному сайту «Белорусский партизан»:

«Мы наблюдаем системный кризис власти. [...] За счастье платила Россия. Теперь она не может увеличивать оплату — а ее нужно увеличивать постоянно, поскольку эффективность такой экономики падает. А Россия за то, что дает, все больше и больше требует. Она требует уже столько, что отдавать все — уже опасно для личной власти Лукашенко».

А Лукашенко становится все более подозрительным. Например, во вторник он объявил, что силовики задержали «несколько десятков» вооруженных боевиков, проникших в Белоруссию из тренировочных лагерей на территории Украины и, возможно, Польши и Литвы. По его словам, они были обучены и вооружены его оппонентами, бежавшими в страны Восточной Европы.

Возможно, обвинения против стран Восточной Европы — признак того, что белорусский президент планирует новый разворот к России. Потеря такого союзника как Лукашенко была бы катастрофой для Кремля, особенно если бы ему на смену пришел проевропейский лидер, но невозможно затыкать любые дыры российскими деньгами — эта тактика показала свою несостоятельность на Украине в 2014 году.

Есть такой старый анекдот. Идет эксперимент: русскому, украинцу и белорусу говорят, что нужно сесть на стул, из которого торчит гвоздь. Русский садится, вскакивает, матерится, дает экспериментатору по морде. Украинец вскакивает, смотрит на стул, видит гвоздь, вытаскивает его и кладет в карман — вдруг пригодится. Белорус сидит. Экспериментатор спрашивает: «Тебе что, не больно?» Белорус отвечает: «Я думал, так и надо».

Впрочем, даже это легендарное терпение в один прекрасный момент может закончиться, и дальнейшее развитие событий в Белоруссии покажет, извлек ли Путин какие-то уроки из неудачи на Украине, и станет ли для него препятствием народное недовольство.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Подготовила Тая Арянова

Источник: BloombergView

Читайте также:
Пожалуйста, опишите ошибку
Закрыть