«Следующая цель российских хакеров — Меркель»
AP Photo/Olivier Matthys
Главная Мнения

Берлин опасается, что Москва может вмешаться в ход выборов, чтобы ослабить позиции Меркель, а вместе с ними и либерального лагеря в Европе. Журналист Financial Times рассуждает о том, какие риски открываются для Германии перед сентябрьскими выборами в Бундестаг.

Лиза, живущая в Берлине дочка российских иммигрантов, в январе прошлого года заявила, что ее похитили и изнасиловали трое мужчин-мигрантов, отметив, что они были «с юга» и плохо говорили по-немецки. История мгновенно разлетелась по социальным сетям и была подхвачена российскими СМИ, причем девочка именовалась в том числе «секс-рабыней».

Через несколько дней прокуратура пришла к выводу, что похищения и изнасилования не было — девушка не хотела общаться с родителями по поводу неприятностей в школе, поэтому ушла к другу.

Впрочем, выводы немецкой прокуратуры не остановили российские СМИ, которые продолжили писать о сексуальных преступлениях, совершенных иммигрантами, и вызвали возмущение немецкой «русской» общины — по всей стране прокатились протесты, а около 700 человек даже устроили демонстрацию перед канцелярией Ангелы Меркель.

Немцы считают, что в этом году Россия может попытаться повлиять на исход федеральных выборов в Германии, и «дело Лизы» показывает сценарий, по которому может быть организовано подобное вмешательство — сообщение о похищенной девочке появилось на фоне прибытия в Германию миллиона беженцев и ожесточенных споров по этому поводу, а также во время выборов в трех регионах страны, и сыграли на руку правой «Альтернативе для Германии».

Сегодня Берлин опасается, что Москва может вмешаться в ход сентябрьских выборов в Бундестаг с целью смещения Меркель — об этом предупредила сама канцлер.

Ханс-Георг Маассен, глава немецкой разведки, также заявил, что Кремль стремится «повлиять на общественное мнение и процессы принятия решений» путем воздействия на предстоящие парламентские выборы.

Опасения немцев лишь усилились после сообщений американских спецслужб о том, что русские хакеры, украв и опубликовав переписку Демократической партии, попытались помочь Дональду Трампу победить на выборах Хиллари Клинтон.

Битва за либеральные ценности

Сентябрьские выборы должны решить многое. Меркель баллотируется на четвертый срок на фоне широкой критики ее политики по отношению к беженцам. Прежде неуязвимый канцлер борется с разочарованием среди своих консервативных избирателей и ростом числа сторонников «Альтернативы для Германии» — впервые с момента окончания Второй мировой войны у правой партии есть реальные шансы пройти в Бундестаг.

Для ее сторонников во главе с бывшим президентом США Бараком Обамой, Меркель — либеральный маяк в бурном море Трампа, Brexit и успехов Марин Ле Пен. Если бы Меркель проиграла выборы или просто сдала позиции, это было бы огромной победой Путина, ведь он стремится расшатать западный консенсус относительно санкций против России из-за вмешательства на Украине, а они в значительной мере организованы и поддерживаются силами немецкого канцлера.

Европейские дипломаты говорят, что Кремль по-прежнему не знает, чего ждать от непредсказуемого президента Трампа, чей последний указ о запрете на въезд в США беженцев и иммигрантов из семи мусульманских стран вызвал бурю во всем мире, но он критикует ЕС, НАТО и торговые соглашения, а значит, помогает изобразить Меркель изгоем.

Близкий к Кремлю специалист по внешней политике Сергей Караганов недавно писал, что мир наблюдает конец либеральной политики в европейском стиле:

«Старый мировой порядок будет уничтожен. Нужно начинать строить новый».

После Второй мировой войны в отношениях России и Германии не было места вооруженным конфликтам, но политические игры в свое время были привычным делом — во время холодной войны разделенная Германия просто кишела шпионами. Позже Германия вслед за США прилагала усилия для построения в бывшей советской империи либеральной демократии, желая включить Россию в западный мир.

Теперь Кремль наносит ответный удар, и берлинские чиновники опасаются, что после успехов Москвы на американских выборах немецкие могут стать следующей мишенью.

Обратное влияние

Влияние России в Германии велико — две страны связывают тесные экономические, политические и личные отношения. Россия — крупнейший поставщик энергии для Германии, а российская госкомпания Газпром (MICEX: GAZP) реализует в Германии крупные проекты и спонсирует футбольную команду Шальке.

Существует множество организаций, формализующих связи между Берлином и Москвой, в их числе Германо-российский форум, который финансируется в основном за счет немецкого бизнеса, и «Петербургский диалог», для которого основное финансирование выделяет МИД Германии.

Постсоветская Россия была слабой страной, и тогда эти организации рассматривались в основном как средство передачи на восток западных ценностей, теперь же, по мнению критиков, они могли превратиться в каналы влияния России на Германию.

Эксперт по России в Германском совете по внешней политике Штефан Майстер в отчете, опубликованном аналитическим центром Atlantic Council в прошлом году, пишет:

«При Путине эти связи стали служить новой, злокачественной цели — с их помощью Кремль пытается оказывать влияние на политику Германии в отношении Восточной Европы и России, а также влиять через Берлин на решения ЕС».

В Германии все жестче осуждают Владимира Путина за авторитарный стиль правления, украинский кризис и действия России в Сирии, так что немецкая элита относится к Москве с большой осторожностью. Однако с развитием интернета у России — как, впрочем, и у других стран — появилась возможность держать прямую связь с остальным населением Германии.

С иностранной аудиторией Кремль взаимодействует при помощи радио, новостных сайтов, соцсетей и чатов. В 2014 году Russia Today, главный российский телеканал зарубежного вещания, стал выходить и на немецком языке. Однако первую скрипку в общении с русскоязычным населением по-прежнему играют домашние телеканалы, которые можно смотреть онлайн из любой точки света.

Мейстер считает, что эти каналы транслируют «пропаганду», так как выдают намеренно искаженную или ложную информацию. Самый яркий пример — случай с девочкой Лизой, однако, по его словам, он далеко не единственный. Вспомнить хотя бы, что российские власти говорили о самолете MH17, который разбился в Украине в июле 2014 года. Западные чиновники утверждали, что он был сбит ракетой пророссийских мятежников, а российские СМИ, не предоставляя особых доказательств, настаивали, что во всем виноваты украинские военные.

Александр Рар, научный директор Германо-российского Форума, известный своей близостью к российским властным кругам, считает, что называть все российские государственные СМИ оптовыми поставщиками пропаганды довольно «примитивно». Он говорит:

«Да, там есть пропаганда, но есть и серьезные документальные фильмы. Чем они так уж отличаются от немецкого телевидения, которое тоже во многих странах воспринимается как рупор пропаганды?».

Иммигранты из стран бывшего советского блока не стремятся обособиться, чаще всего они хорошо интегрированы в местную среду. Пожилые люди в основном поддерживают Меркель и консервативный блок ХДС/ХСС — отчасти в благодарность экс-канцлеру Гельмуту Колю, который положил конец холодной войне. Однако более молодые иммигранты часто выступают на стороне Владимира Путина, так как считают, что он вернул России место на международной арене.

Среди аудитории пророссийских каналов много жителей и бывшей Восточной Германии, где до сих пор ностальгируют по коммунистическим временам. «Особенно положительное отношение к России наблюдается на востоке страны, — говорит один немецкий чиновник. — Таково наследие разделенной Германии».

Пророссийская и антинатовская Левая партия, образованная из бывшей коммунистической партии Восточной Германии, в опросах общественного мнения набирает примерно 5% на западе и более 15% на востоке страны. На восток опирается и Альтернатива для Германии.

Больше всего немецкие власти боятся взлома правительственных сетей в политических целях, особенно после атаки на Бундестаг в 2015 году, когда исчезли огромные объемы данных. Федеральная служба защиты конституции Германии винит в этом налете хакерскую группировку APT 28, которая, как они полагают, работает под руководством российских спецслужб.

Немецкие спецслужбы обеспокоены и прецедентом с США, когда полученные хакерами данные навредили предвыборной кампании кандидата от Демократической партии Хиллари Клинтон. «В Бундестаге все боятся возможных последствий таких кибератак», — говорит Йоахим Посс, парламентарий от социал-демократов.

Кремль неоднократно отрицал, что правительство России имеет какое-либо отношение к американским выборам или к атаке на Бундестаг, и отвергал предположения о том, что страна имеет тенденцию вмешиваться в чужой предвыборный процесс. Немецкие силовики признают, что юридически они не могут доказать причастность Кремля к хакерской атаке. И всё же считают этот сценарий «весьма вероятным».

Берлин старается упрочить свою защиту от всевозможных кибер-угроз, которые варьируются от кражи данных до возможного саботажа государственных структур и атак на электростанции. К середине 2017 года министерство обороны Германии должно завершить создание специального кибер-подразделения численностью в 13,5 тыс. человек.

Все задаются вопросом, как российское вмешательство может повлиять на выборы в Германии. Некоторые аналитики утверждают, что случай с девочкой Лизой поможет Альтернативе для Германии заполучить голоса, особенно среди русскоязычного населения. Сергей Лагодинский, научный сотрудник берлинского Института Генриха Бёлля говорит:

«Это произвело должный эффект, и люди по-прежнему не изменили своего мнения. Многим жителям Восточной Европы сложно принять нынешнюю ситуацию и жить в многокультурном либеральном обществе».

Другие утверждают, что резонанс этого дела сильно преувеличен. Гернот Эрлер, уполномоченный правительства ФРГ по связям с Россией, говорит, что на самом деле случай с Лизой обернулся против Кремля, потому что госканалы действовали слишком топорно. «Стыдно было всем. Люди понимали, что это просто манипулятивная выдумка».

Угроза Альтернативы для Германии

Однако Москва может решиться на еще одну попытку. Самый действенный способ навредить Меркель — поддержать Альтернативу для Германии. Конечно, у нынешнего канцлера есть и другие противники в лице социал-демократов, зеленых и левых. Но все они так или иначе поддержали ее политику в отношении беженцев, а вот Альтернатива выступала резко против. К тому же партия со скепсисом относится к ЕС, открыто поддерживает Россию и выступает за снятие с нее западных санкций. «Вмешательство России в немецкую политику начинается с поддержки Альтернативы для Германии», — говорит Мейстер.

В 2013 году на выборах в Бундестаг партия набрала 4,7% голосов, а сейчас, согласно последним опросам общественного мнения, их поддерживает уже 12−15%. Конечно, до блока ХДС/ХСС под руководством Меркель, за которых голосует 32−35% населения, им еще далеко, зато с социал-демократами, находящимися на втором месте с 21%, разрыв гораздо меньше.

Для Альтернативы очень важно, чтобы в заголовках постоянно фигурировали проблемы иммиграции и угроза исламского террора. Для российских медиа это самая благодатная почва, именно такие темы они обычно и выдвигают на первый план: трагедию на рождественском рынке в Берлине или антииммигрантский марш, организованный немецким правопопулистским движением ПЕГИДА. Кристиан Линднер, глава либеральной Свободной демократической партии говорит:

«Пророссийские интернет-СМИ распространяют неверно истолкованную или откровенно ложную информацию. Если так будет и дальше, наша страна окажется дестабилизирована, а Альтернатива для Германии наберет популярность».

Германию эпохи Меркель дестабилизировать довольно сложно. В стране с сильной экономикой, минимальной безработицей и низким уровнем преступности шансы канцлера потерять свой пост довольно малы. Но ведь и у Трампа было мало шансов победить на выборах.

Источник: Financial Times

Пожалуйста, опишите ошибку
Закрыть