Нассим Талеб: Сирия и статистика войны
AP Photo
Главная Мнения, Сирия

Почему не стоит верить всем страшным цифрам, которые публикуют СМИ.

Когда мы с Паскуале Сирилло (профессором из Делфтского технического университета — прим. ред.) изучали исторические данные о разных войнах, чтобы с помощью статистического анализа выяснить, какие из них были самыми кровопролитными, оказалось, что в истории полно белых пятен: люди полагаются на опубликованные цифры, хотя зачастую те явно сфабрикованы.

Однако многие историки, политологи и другие ученые доверяют этим данным и пишут на их основе книги. Так, например, известный шоумен от науки Стивен Пинкер назвал мятеж Ань Лушаня самой кровопролитной войной в истории человечества, хотя цифры, на которых он основывал свой анализ, являются явно преувеличенными, а реальное число жертв могло быть на порядок меньше.

Это еще сильнее ставит под сомнение теорию Пинкера о том, что уровень насилия с течением времени снижается, и в прошлом люди были более склонны к жестокости. Впрочем, эта теория и без того представляется сомнительной, так как выводы, сделанные Пинкером, противоречат его же статистическим данным.

Питер Франкопан в своем бестселлере «Шелковый путь» (The Silk Roads), судя по всему, учел это обстоятельство: число жертв монгольских завоеваний было сильно завышено, поскольку слухи о зверствах, чинимых монголами, помогали им наводить ужас на врагов (ведь главная цель войны — это не убийство, а покорение). С нашим исследованием можно ознакомиться по этой ссылке.

Но не только Стивен Пинкер вешает читателям лапшу на уши: данные о потерях во многих войнах просто-напросто высосаны из пальца. Кто-то что-то сказал на пресс-конференции, какой-то журналист его процитировал, информация попала в Le Monde или New York Times — и все, информация стала официальной, и следующие поколения будут свято верить в эти цифры.

Мы же пытались сделать точный квантитативный историографический анализ, и для этого разработали статистически надежный метод. Мы использовали бутстрэппинг (метод исследования распределения статистик — прим. ред.) «историй» из прошлого, исключили максимальные и минимальные значения, произвели десятки тысяч «исторических корректировок» и оценили, насколько достоверными были изначальные исторические данные. К нашему сожалению, мы обнаружили, что до нас ни один историк не озаботился тем, чтобы произвести такую проверку, но с помощью статистических методов нам это удалось.

Я решил посмотреть данные о том, сколько беженцев из Сирии находится в Ливане, и увидел, что и здесь говорить о точности не приходится: в каждой следующей новости это число возрастает. Однако мы можем внести корректировку: скорее всего, эти цифры завышены. Так, в одном ливанском городе мне сказали, что число находящихся там беженцев хоть и велико, но намного меньше, чем то, что озвучили представители ООН.

Реальная цифра была в три раза меньше опубликованной. Для Ливана это хорошие новости (раз беженцев меньше, чем принято думать, то и угроза стабильности государства не так велика), однако для комитетов ООН, получающих щедрые ассигнования, и сидящих в комфортных кабинетах чиновников — тревожный сигнал.

Теперь поговорим о реальном числе жертв сирийской войны. Нам говорят, что этот конфликт унес жизни полумиллиона человек. Нас также уверяют, что многие из них были убиты Путиным, Асадом и Екатериной Великой, которая после вторжения в Крым напала на османов в Леванте.

Легко удостовериться в том, что не все, что мы слышим о «Дамасском мяснике», является правдой: посмотрите, как активно ведут себя некоторые финансируемые саудитам и катарцами PR-агентства в Вашингтоне и Лондоне. Или возьмем количество больниц в восточном Алеппо, находящемся под контролем Аль-Каиды (якобы именно оттуда боевики обстреливают мирных граждан, проживающих в других районах города): судя по тому, что я слышу, по количеству больниц на душу населения восточный Алеппо превосходит все города мира.

Мы каждый день узнаем о том, что русские разбомбили очередной госпиталь, хотя пресс-секретарь Госдепа Джон Кирби так и не смог вспомнить названия и местоположение пяти больниц, ранее уничтоженных российской авиацией.

Я вижу, как пропагандисты и защитники Аль-Каиды (организация признана террористической и запрещена в России — прим. ред.), такие как Чарльз Листер из Института Ближнего Востока, спонсируемого салафитами, озвучивают цифры, которые подхватывают журналисты, — да, есть идиоты, публикующие цифры, названные аль-каидским пропагандистом Чарльзом Листером, которые потом могут попасть в приличную газету, а оттуда в учебники истории.

Нассим Талеб: Кто такие «Интеллигенты-но-Идиоты»

Однажды в Twitter своей бывшей приятельницы, известной американской журналистки, я увидел душераздирающую фотографию, свидетельствующую о зверствах Асада: оказалось, что эта фотография, на которой были изображены дети, умирающие из-за Асада, была снята в Ливии четыре года назад, а ее раскруткой занималось PR-агентство, содержащееся на катарские деньги. Когда я указал на это своей знакомой, она и не подумала извиняться: «По-твоему, Асад не способен на такие преступления?».

Как гласит старое правило трейдера: не верьте ничему из того, что вы слышите, большей части того, что читаете, и половине того, что вы видите.

Будучи трейдером и математическим статистиком, я привык серьезно относиться к данным, не верить цифрам, не подкрепленным фактами, и держаться подальше от людей, которые настолько наивны, что покупаются на яркие, но сомнительные кадры, демонстрирующие ужасы войны: когда вам показывают фальшивую фотографию с умирающими детьми, стоит усомниться в ее подлинности, и вас назовут бессердечной сволочью.

Как гражданин я настаиваю на том, чтобы определение «убийца» выносилось только по решению суда, а не в СМИ, финансируемых на саудовские деньги. Как только кого-то называют убийцей или мясником, я прекращаю участвовать в дискуссии. Не могу поверить, что наши власти и чиновники могут быть настолько глупы. Но так и есть.

Читайте также:
Пожалуйста, опишите ошибку
Закрыть