Судьба Украины и Сирии зависит от выборов в США
REUTERS/Eduardo Munoz
Главная Мнения, Россия, Украина, Выборы президента США, Сирия

Бершидский о том, почему результаты голосования 8 ноября — единственное, что может разрешить кризис в этих двух государствах.

Президентские выборы в США волнуют не только американцев. Результаты голосования 8 ноября — это единственное, что может серьезно повлиять на ситуацию на Украине и в Сирии. При удачном раскладе в этих двух странах даже может прекратиться кровопролитие.

Прекращение войны на востоке Украины и разрешение сирийского конфликта должны больше волновать Европу, чем США. Украинский бунт, проходящий при поддержке России, это прямое следствие принятого Киевом решения добиваться членства в Европейском союзе. В результате сирийского кризиса Европу наводнили беженцы.

Тем не менее европейские лидеры то ли неспособны контролировать обе эти ситуации, то ли не готовы ничего делать, пока не станет ясно, в каком направлении будут двигаться США. В среду прошла встреча лидеров Германии, Франции, России и Украины в Берлине, а затем, в четверг, саммит ЕС. Никаких окончательных решений на этих встречах принято не было, и это говорит о том, что как Украина, так и Сирия в данный момент находятся в состоянии неопределенности, которое вызвано выборами в США.

Прошедшая в Берлине встреча стала первым саммитом четырех ключевых стран за год. Канцлер Германии Ангела Меркель, президент Франции Франсуа Олланд, российский президент Владимир Путин и президент Украины Петр Порошенко встречаются лично, только если требуется принять серьезные решения или если они хотя бы надеются, что это возможно. С этой точки зрения исход встречи неутешителен.

По результатам пятичасовых переговоров не было подписано никаких документов. Создается ощущение, что стороны пришли к разному пониманию того, о чем договорились. Путин сообщил, что четверка лидеров «продолжит совместную работу на политическом треке» и будет расширять миссию Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе на востоке Украины.

Порошенко называет более конкретные результаты: подготовка плана полной имплементации шаткого Минского соглашения о прекращении огня 2015 года к концу ноября и размещение «полицейской миссии» ОБСЕ — вооруженного контингента, который должен обеспечивать безопасность и честность местных выборов. Меркель и Олланд упоминали план, но не называли конкретных сроков его разработки, и говорили о миссии ОБСЕ, но не о ее «полицейской» функции.

Судя по всему, Меркель и Олланд воздержались от того, чтобы оказывать давление на Путина и Порошенко и требовать выполнения положений Минских соглашений, изложенных весьма детально. Разговоры о плане означают, что эти условия и порядок их выполнения вновь станут предметом переговоров. Лидеры Франции и Германии прекрасно знают, к чему это приведет. Правительство Порошенко не допустит проведения местных выборов на востоке Украины, пока Россия не даст последней восстановить контроль над восточной границей. Россия не отдаст контроль над границей, пока не будут проведены выборы.

Михаил Саакашвили, губернатор Одесской области на Украине, написал о Германии и Франции на своей странице в Facebook:

«Они продолжают игнорировать главное требование Украины — вначале восстановить контроль на границе и только потом говорить о выборах на Донбассе. В любом случае половинчатые решения, которые приведут к узакониванию оккупации, вряд ли пройдут в Раде, а даже если и пройдут, не будут приняты общественностью Украины».

Вот почему никто, кроме Порошенко, который вечно ищет повода обвинить Путина в невыполнении договоренностей, не хочет называть конкретных сроков. Разработка плана в отсутствие прорыва в переговорах на высшем уровне — путь тупиковый.

Администрация президента Барака Обамы в большой степени передала решение вопроса об украинском кризисе Меркель и Олланду. Помощник государственного секретаря Виктория Нуланд посетила Киев и призывала к реализации европейского видения — проведению выборов до решения вопроса о границах, а вице-президент Джо Байден выражал Порошенко сочувствие, одновременно с тем требуя, чтобы тот приступил к борьбе с коррупцией.

Следующая администрация США может изменить эту схему, например, встав на сторону Украины в вопросе о том, в каком порядке должен разворачиваться политический процесс, поставляя Киеву оружие смертельного действия и вводя более строгие экономические санкции против России. Правительство может встать и на сторону России, требуя сперва провести выборы и оставив Украину без экономической и технической помощи, пока та не уступит.

Все это станет возможным, только когда следующий президент займет свой пост, поэтому сейчас для сторон нет смысла договариваться о чем бы то ни было.

В среду Меркель и Олланд также говорили с Путиным о Сирии и обвиняли Россию в причастности к военным преступлениям в Алеппо. Они ничего не добились: Путин заявил, что его действия зависят от США. После переговоров он сказал:

«Рассчитываем, что наши партнеры, прежде всего американские, сделают все, что они обещали до сих пор, по разведению террористов „Джебхат ан-Нусры“ и иже с ними таких же террористических формирований и здоровой части оппозиции, чтобы нам было понятно, как мы можем вместе продолжать совместную работу».

Европейские лидеры уловили этот не слишком тонкий намек. На саммите ЕС в четверг российские действия в Сирии осуждались, но руководители ЕС не требовали никаких конкретных санкций в отношении России, а лишь угрожали «ужесточить ограничения для физических и юридических лиц, поддерживающих режим, в случае, если преступления продолжатся» — отсылка к неэффективному санкционному режиму, уже установленному в отношении России в связи с Украиной.

США придется взять на себя инициативу в этом вопросе. В результате экономических санкций против России Европа может потерять больше, чем США, и первого шага не сделает, а в сирийскую войну она вовлечена недостаточно, чтобы обсуждать с Путиным политические решения. Новому правительству США придется быстро решать, занимать ли жесткие позиции, ужесточая антироссийские санкции, а возможно и вступая в битву с войсками сирийского лидера Башара Асада, или идти на соглашение с Путиным, в итоге чего Асад останется у власти.

Россия, Европа, Украина, асадовский режим и сирийские повстанцы уже могли бы иметь некоторую ясность в отношении курса действий США. В конце концов, три раза проходили дебаты между двумя основными кандидатами на президентский пост, и у обоих из них была возможность обозначить свою позицию. Вместо этого предвыборная кампания превратилась во взаимное поливание грязью, которое, вероятнее всего, продлится еще три недели. Потом победитель будет занят формированием правительства и попытками понять, как работать с новым составом Конгресса. Многие украинцы и сирийцы не доживут до того, чтобы увидеть, какое же решение примут США.

Источник: BloombergView

Читайте также:
Пожалуйста, опишите ошибку
Закрыть