Нищий Путин в кругу богатых друзей
Kirill Kudryavtsev/Pool/Reuters
Главная Мнения, Панамские документы, Путин

Леонид Бершидский о «Панамских документах», роли президента России и значении офшорного скандала для правительства.

Недавние расследования двух журналистских организаций вскрыли подробности об операциях и офшорных счетах некоторых из ближайших соратников Владимира Путина. Сам Путин ни в одном документе не упоминается в качестве бенефициара — кажется, российский президент беден, как церковная мышь. Или будет беден, когда потеряет власть.

Расследования были проведены медиаорганизацией Organized Crime and Corruption Reporting Project и Международным консорциумом журналистских расследований (МКЖР). В первом утверждается, что бизнесмен Григорий Баевский передавал дорогую недвижимость нескольким женщинам, в числе которых Катерина Тихонова, возможная дочь Путина. Кремль не подтверждает и не опровергает эту связь.

Второе расследование, потенциально более губительное, основано на «Панамских документах» — масштабной утечке данных панамской юридической фирмы Mossack Fonseca. Основной сферой ее деятельности является помощь клиентам в организации офшорных компаний — совершенно законная, если верить утверждениям Mossack Fonseca.

По данным расследования, Сергей Ролдугин, музыкант и крестный отец одной из дочерей Путина, владеет несколькими подставными компаниями, проводившими запутанные операции с юридическими лицами, принадлежащими бизнесменам из ближайшего окружения Путина.

Доклад МКЖР рассказывает о «путинской сети» компаний, основанных сотрудниками банка «Россия». Основные акционеры банка — друзья Путина. После конфликта на Украине США ввели санкции против банка, на что российский президент отреагировал, открыв там личный счет.

Среди операций с фиктивными компаниями — льготные кредиты от кипрской «дочки» госбанка ВТБ. Затем сотни миллионов долларов якобы уходили на счета других компаний «путинской сети».

По данным МКЖР, обычно кредиты были необеспеченными, а документы показывают, что возвращать деньги никто и не собирался. Вся эта деятельность тоже может быть вполне законной. В интервью Bloomberg Television президент ВТБ Андрей Костин опроверг сведения, что его банк выдавал необеспеченные кредиты.

Пожалуй, самый поразительный факт этих расследований состоит в том, что среди бенефициаров упомянутых компаний нет ни Путина, ни членов его семьи. Действительно, Костин отверг любые предположения о связи с Путиным, назвав их «враньем». В отчете МКЖР пишет:

«Аудиозаписи и показания очевидцев свидетельствуют, что при обсуждении финансовых вопросов Путина даже самые близкие и доверенные лица используют псевдонимы или просто показывают рукой в небо, не произнося его имя».

Мне не известно о каких-либо записях или заслуживающих доверия показаниях очевидцев о приближенных Путина, обсуждающих его персональные финансовые дела. Но даже если бы они существовали, ни одного человека невозможно обвинить только на основе жестов друзей или ласковых прозвищ.

Доступ к внутренним файлам и электронной переписке владельцев офшоров открывает перед журналистами редчайшую возможность проследить всю цепочку выгодоприобретателей некоторых из самых тайных компаний мира, зачастую создаваемых именно с целью скрыть личности владельцев.

Например, «Панамские документы» показывают, что в 2014 году украинский президент Петр Порошенко основал компанию на Виргинских островах, куда вывел активы своего бизнеса.

Кроме того, они дают основания полагать, что премьер-министр Исландии Сигмюндюр Давид Гюннлейгссон и его семья были лично заинтересованы в банкротстве крупнейших банков страны в разгар мирового финансового кризиса.

Нищий Путин в кругу богатых друзей
Сигмюндюр Давид Гюннлейгссон

О Путине, как о физическом лице, сказать нечего. Владимир Владимирович Путин родился в Ленинграде 7 октября 1952 года. Ни один из регистрационных документов не содержит его личные данные. Он не владеет и не контролирует какой-либо из активов, вовлеченных в схему.

С другой стороны, присутствие Путина как президента вполне ощутимо. Акционеры банка «Россия», крупные государственные подрядчики вроде компании, принадлежащей бывшему партнеру Путина по дзюдо Аркадию Ротенбергу, — все они сколотили свои состояния благодаря режиму Путина (Ротенберг был знаком с российским президентом еще когда Путин был офицером КГБ и городским чиновником).

Нет ничего удивительного в их доступе к средствам государственного банка или лоббировании своих интересов и захвате контрактов у компаний, которые не могут похвастаться столь высокими связями. Во время диктатуры приспешники диктатора всегда делают деньги; их сеть — основа его власти.

Подобное положение вещей должно возмущать граждан России. То, что близкие друзья Путина представляют собой хищный, паразитический, привилегированный класс бизнесменов, было известно задолго до «Панамских документов». Кремль отказывается отвечать на вопросы журналистов, мотивируя это тем, что они поднимались «неоднократно в различных вариациях», и это правда.

Чего всегда не хватало, так это конечного звена, связывающего всю схему с Путиным. И, учитывая характер данных в журналистском расследовании, пора признать, что такой связи не существует. Путин не владеет яхтами или дворцами; его состояние не превышает 200 млрд долларов, как утверждают некоторые. Он не «самый богатый человек на Земле». Тем не менее, как бывший сотрудник КГБ, он окружил себя сетью людей, который действительно стали богатыми.

Эти люди используют связи с Путиным для приумножения своего капитала. Они рассчитывают на него, а он, как персона, способная не только лишить человека возможностей, но и активов, при необходимости может потребовать свою долю. Сделки Баевского с недвижимостью намекают, как это может выглядеть.

Хотя подход Путина отличается, он все же напоминает схему, использованную Борисом Березовским. Березовский утверждал, что именно он помог Путину в 2000 году стать президентом. Миллиардер изобрел схему, по которой актив оставался под правительственным контролем, но его руководители были «приватизированы» — коррумпированы, если говорить понятным языком. Они «доили» государственную компанию в интересах «владельца».

Путин не крадет огромные богатства России; он передает их доверенным лицам в управление. В процессе этого они получают приличную прибыль. Путин сохраняет с этими людьми дружеские отношения. Кроме того, он настолько сильно контролирует деловую среду, что друзья не рискуют предать его. Созданную сеть Путин может использовать по своему усмотрению, например, для воплощения проектов, требующих участия внебюджетных средств (приходит на ум зимняя Олимпиада в Сочи стоимостью 50 млрд долларов).

Если Путин лишится власти, его будет так же сложно обвинить в коррупции, как и бывшего украинского президента Виктора Януковича с соратниками. В конце концов, они только имитировали то, что Путин делает в России. У президента, однако, нет очевидного плана на случай непредвиденных обстоятельств. Финансовые механизмы, вскрытые МКЖР благодаря «Панамским документам», ничем ему не угрожают, если из президента он превратится в обычного человека.

Система опирается на способность Путина контролировать сеть друзей и единомышленников и не допускает каких-либо потрясений. Его будущее благополучие зависит от способности удерживать власть. Это может казаться безрассудным для одного из самых проницательных политиков мира, но на самом деле таким не является.

После свержения в 2014 году Янукович бежал в Россию. Путину бежать некуда, даже если бы у него было огромное личное состояние. Слишком многие на Западе с радостью открыли бы на него охоту. У Путина нет другого выхода, кроме как держаться в центре созданной им сети, оставаясь ее заложником в такой же степени, в какой и гением.

Источник: BloombergView

Читайте также:
Пожалуйста, опишите ошибку
Закрыть