Как зарабатывать на винтажных автомобилях, не покупая их
Главная Стиль жизни, Личные финансы

Торговать машинами как акциями? Почему бы и нет, тем более если паи в каком-нибудь редком родстере могут принести вам больше прибыли.

Есть такая машина — Porsche Turbo 1994 года с 3,6-литровым двигателем. Его еще называют «плосконосым» из-за характерной формы капота. Кристофер Бруно мечтал об этом автомобиле больше, чем о чем-либо в жизни. Но Porsche выпустил только 100 таких машин, а Бруно был 14-летним помешанным на тачках сыном автослесаря из Бруклина. У него было не больше шансов заполучить такой Porsche, чем сходить на свидание с Вайноной Райдер. Однако он все равно продолжал следить за этой моделью.

14 лет спустя одна из таких машин оказалась в Манхэттене. Бруно знал, что ее цена упала до минимума. На тот момент ее можно было купить за 100 тыс. долларов. «Я только и думал о том, как ее заполучить, — признается Бруно. — Но тогда мне пришлось бы отдать за нее практически все, что у меня было. Я не был готов потратить все свои деньги на машину». Даже на такую машину — машину его мечты. Вместо этого Бруно вложился в покупку дома, который, по его словам, сегодня стоит столько же, сколько и тогда, и даже меньше с учетом процентов. «Плосконосый» Posrche же теперь оценивается в 1,4 млн долларов. Бруно дал себе зарок никогда больше не упускать такой возможности.

В мир винтажных машин попасть не так просто. Владельцы таких автомобилей заключают между собой тайные сделки, договариваясь обо все еще до аукционов.

«Все свою жизнь я ощущал, что меня не пускают в этот круг избранных, — сказал Бруно в интервью Observer. — Обычному человеку туда доступа нет. Все происходит тайно, и этот невидимый глазу процесс вызывает ощущение несправедливости происходящего».

Чтобы исправить эту ситуацию, Бруно, сооснователь медицинской платформы HealthGuru, запустил приложение Rally Rd, которое позволяет инвесторам покупать доли в винтажных автомобилях и торговать ими как обычными акциями. Вы никогда не похвастаетесь стоящим в вашем гараже старинным родстером — собственно, у вас и гаража-то может не быть — но сможете владеть частью такой машины и извлекать из этого прибыль.

Сегодня в этом приложении доступны несколько машин: Ferrari Testarossa 1985 года, Ford Mustang «7UP Edition» 1990 года, Porsche 911 Speedster 1989 года, ранее принадлежавший Джерри Сайнфелду, и BMW Lightweight 1995 года. Некоторые из этих автомобилей принадлежат непосредственно Rally Rd, а в остальных случаях компания заключает сделку с прежним владельцем, при которой 10% достаются основателям приложения, 10% остаются за владельцем машины, а остальная часть предназначается инвесторам, которые могут не вникать во все эти тонкости.

Для инвесторов приложение полностью бесплатно. Бруно и его партнер по бизнесу Роб Петруццо не берут никаких комиссий. Нет ни платы за управление активами, ни аукционного сбора. Инвестору достаточно купить хотя бы один пай.

«Мне не кажется, что это такая уж оригинальная идея, — говорит Бруно. — Я всю жизнь слышал разговоры о том, что надо торговать машинами, как акциями. Мы просто сделали так, что все это заработало».

Все машины Rally Rd соответствуют определенному стандарту. У них обязательно должны быть заводские двигатель и трансмиссия. В случае ремонта номера на запчастях должны совпадать. Они должны иметь первоначальный цвет, и все документы должны быть в порядке. В истории авто не может быть никаких пробелов: инвесторы имеют право знать, кто и когда владел этой машиной и какие работы с ней проводились.

Доказательством того, что такое приложение может быть востребованным, стала покупка Lotus Esprit 1977 года — машины Джеймса Бонда, которого сыграл Роджер Мур. Бруно и Петруццо приобрели этот автомобиль за свой счет у автодилера с Лонг-Айленда.

Билли Блейз, специалист по финансовому планированию из Лос-Анджелеса, посмотрев интервью Бруно каналу Fox Business, стал рекомендовать некоторым своим клиентам приложение Rally Rd и сам кое-что инвестировал в старые автомобили. Блейз вложил $2000 (по $57,50 за пай) в Boss Mustang 1969 года и с тех пор приобрел долю в Jaguar 1993 года, Ferrari Testarossa, BMW и Porsche Speedster 1995 года.

«Я не такой уж фанат автомобилей, — признается он, — но в этом и прелесть платформы. Каждая машина делится на паи. Довольно приятно ощущать, что тебе принадлежит частичка чего-то особенного».

Уильям Мой, 30-летний медицинский консультант из Куинса, говорит, что купил несколько паев в Ferrari Testarossa по рекомендации своих обожающих машины друзей и нисколько не сожалеет об этом. «Моя последняя инвестиция была в Porsche 89-го года, — говорит он. — Кажется, раньше он принадлежал Джерри Сайнфелду. Там быстро раскупили все паи. Это был интересный опыт. Мне нравится владеть чем-то, что имеет коллекционную ценность».

Блейз говорит, что вложил в автомобили от Rally Rd около 11 тыс. долларов и за короткое время получил 4% прибыли. «Это обдуманная инвестиция, — объясняет он. — Если смотреть на это с точки зрения комплектации портфеля, то речь идет об уникальном классе активов. Я инвестирую в это не для того, чтобы разбогатеть, а чтобы диверсифицировать свой портфель и иметь в нем что-то кроме обычных акций».

Проект Rally Rd уже привлек 10 млн долларов инвестиций, а также получил разрешение на работу от Комиссии по ценным бумагам и биржам (SEC) США. Компания планирует расширить бизнес, дав инвесторам возможность покупать доли в коллекционной спортивной атрибутике и предметах искусства. Инвестирование в редкие активы внезапно перестает быть таким уж редким.

Однако все это не приближает Бруно к исполнению его мечты о Porsche 1994 года.

«Я очень хочу, чтобы на нашей платформе был Porsche 911 именно этой модели, — говорит он, — но, боюсь, мы упустили свой шанс. Если говорить о лучших Porsche 90-х годов, то мы можем найти и более выгодные варианты. Я стараюсь не смешивать бизнес и личное. Хотя иногда это очень трудно».

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен. Лучшее о крипте и личных финансах, эксклюзивы и немного лайфстайла.

Читайте также:
Пожалуйста, опишите ошибку
Закрыть