Почему инвесторы дают деньги компаниям, погрязшим в долгах
AP Photo/Paul Sakuma
Главная Финансы, Uber, Tesla

На примере Tesla и Uber разбираемся, почему закредитованные компании привлекают средства, несмотря на все свои проблемы.

Долговая ситуация Tesla (NASDAQ: TSLA) не уникальна — те же проблемы есть и у других компаний. При этом в течение ближайшего года истекает срок по облигациям на 1,6 млрд долларов, и многие инвесторы нервничают.

Христиан Хоффманн, портфельный менеджер из Thornburg Funding Management, говорит, что инвесторы все больше смотрят не на финансовые возможности компаний, а на их бренд, и нельзя не признать, что это опасная тенденция.

Единороги уже не те, что прежде

Джон Макклейн, портфельный менеджер из американской финансовой компании Diamond Hill, говорит:

«Единороги уже тоже не отличаются высокой доходностью. А широкое использование кредитного плеча для компании с высоким уровнем закредитованности, минимальными материальными ресурсами и без умения генерировать входящие денежные потоки — дело безответственное».

Кредитное плечо характеризует размер долга компании к ее доходам. Если плечо слишком большое, это значит, что ресурсы компании могут не позволить погасить кредит в срок.

По словам Хоффманна, инвесторам стоит держаться подальше от излишне закредитованных компаний.

Возьмем для примера WeWork: компания получила 4 млрд долларов финансирования от SoftBank, но почти не покупает недвижимость в собственность, арендуя большую часть помещений под коворкинги. При этом компания раз за разом отчитывается об убытках, и никаких шансов в ближайшее время выйти на прибыль у нее нет.

В августе рейтинговая фирма Moody's отозвала у компании кредитный рейтинг B3, сославшись на недостаток информации. Учитывая ограниченные активы организации, если дела пойдут плохо, у держателей облигаций есть риск не получить свои деньги назад.

Гонка за доходностью

Tesla продолжает оперировать высоким плечом и жечь деньги, хотя многие инвесторы беспокоятся о том, что будет делать компания, когда придется возвращать займы. В результате в августе 2017 года облигации компании на 1,8 млрд долларов впервые приобрели статус мусорных.

У инвесторов в облигации сейчас не так много возможностей, но здесь они вполне могут рассчитывать на высокую доходность — правда, при соответствующих рисках. Беда в том, что рано или поздно кредиторы могут перестать верить в надежность своих вложений, а если в США начнется рецессия, вся эта конструкция может рухнуть, как карточный домик.

Макклейн говорит, что такие компании, включая единорогов, оказываются «чрезвычайно зависимыми от рынков капитала и поддерживают очень высокий уровень долга».

Теперь про Uber. Последний выпуск облигаций на 2 млрд долларов ставит стартап в один ряд с WeWork и Tesla, ведь в рамках конкуренции с Lyft компания сжигает деньги с бешеной скоростью — в 2017 году ее убытки достигли 4,5 млрд евро. При этом компания предпочитает одалживать деньги у частных инвесторов, что позволяет ей не отчитываться перед регулятором.

О рисках, связанных с высокой закредитованностью, в последнее время много говорят — в частности, свою обеспокоенность высказывали председатель Федеральной резервной системы Джанет Йеллен и представители Банка Англии. Тем не менее рынок все эти предупреждения не пугают — в марте компания Uber одолжила у инвесторов еще 1,5 млрд долларов.

Подобные частные кредиты отличаются от высокодоходных облигаций обеспечением — кредиторы имеют преимущество в выплатах перед держателями облигаций. Впрочем, объемы таких заимствований растут, и условия кредитования постепенно приближаются к ситуации с облигациями.

Макклейн также говорит, что высокая доходность облигаций была выгодна технологическим компаниям, поскольку такое кредитование оказывалось более эффективным, чем продажа дополнительных акций.

Мораль понятна: если вы компания с громким именем и большими амбициями, кредиторы встанут в очередь, чтобы дать вам деньги.

Читайте также:
Пожалуйста, опишите ошибку
Закрыть