Как предсказать рост фондового рынка
Главная Финансы, Американский рынок

Рассказываем, почему высокие рыночные оценки и повышение ставок ФРС не должны пугать инвесторов.

Есть пара показателей, которые помогают определить, будут ли индексы фондового рынка США расти:

  • Рост зарплат рядовых американцев;
  • Рост их расходов.

Динамика в этих областях может указать на приближение одного из крупнейших врагов фондового рынка — инфляции.

Но разве главной опасностью для акций не является рост процентных ставок? В конце концов, с окончания финансового кризиса 2008 года они вырастали уже трижды.

Старый афоризм Уолл-стрит гласит: «Три шага вперед, один назад». Не пора ли задуматься о будущем? Согласно этому правилу, после трех повышений ставок фондовый рынок обычно поджидают трудности.

Увы, мартовское ужесточение денежно-кредитной политики знаменует лишь начало цикла. Скорее всего, ФРС поднимет ставки в июне, и еще раз — во второй половине года. Март Занди, глава и старший экономист Moody's Analytics, считает, что в следующие несколько лет центральный банк будет ежегодно проводить по три-четыре повышения ставок на 0,25%.

Для фондового рынка это может быть грозным сигналом. Тем не менее исследование Джима Полсена, экономиста и рыночного стратега Wells Capital Management, показывает, что в нынешнем инвестиционном климате основной риск для рынка связан с инфляцией. На то есть две причины.

1. Вопрос отношения

Многие любят повторять афоризм о трех шагах, однако его справедливость остается под вопросом. Далеко не всегда три повышения ставок приводят к обвалу фондового рынка. Все зависит от того, чего инвесторы больше всего опасаются в данный момент — инфляции или дефляции.

Когда инвесторы озабочены инфляцией, повышение ставок может негативно повлиять на рынки. Но если их беспокоит дефляция (как в последние 10 лет), акции гораздо менее чувствительны к решениям ФРС.

Откуда известно, что инвесторы боятся дефляции?

Для начала достаточно заглянуть в финансовую прессу. В течение многих лет эксперты пугают нас всевозможными кризисами и твердят, что акции совершенно не подходят для инвестирования, поскольку экономика находится на грани «дефляционного коллапса».

Все знают, что дефляция сильно подавляет экономический рост — население откладывает покупки, ожидая дальнейшего снижения цен. Также она наносит непоправимый вред банкам, сокращая спрос на кредиты.

Говорить о дефляционном кризисе начали в конце 2008 — начале 2009 года. С тех пор фондовый рынок вырос примерно в три раза. Но финансовый кризис оказался настолько сильным, что дефляционные страхи глубоко укоренились в умах инвесторов.

Вот еще один способ узнать основной повод их беспокойства: достаточно посмотреть на корреляцию между фондовыми индексами и доходностью облигаций.

Когда акции дорожают вместе с увеличением доходности облигаций, инвесторы опасаются дефляции. В этом случае признаки ускорения роста и инфляции — и связанные с этим повышения ставок — не вызывают у инвесторов опасений о перегреве экономики. Вместо этого они испытывают облегчение от сокращения риска дефляции и охотно покупают акции (что и происходит в настоящий момент).

Наоборот, когда доходность облигаций растет, а акции дешевеют, инвесторы обеспокоены перегревом экономики и инфляцией. Так было на протяжении большей части 1980 и 1990 годов.

Поэтому следует внимательно следить за признаками повышения цен и ростом заработной платы. В конечном итоге рынки снова начнут переживать по поводу инфляции, а рост ставок будет оказывать давление на акции. Однако до этого еще далеко. Полсен говорит:

«Пока инфляция не выйдет на первый план в опасениях инвесторов, рынки будут совершенно спокойно воспринимать рост доходности облигаций и ужесточение денежно-кредитной политики».

2. Оценки важны, но не слишком

Помимо повышения ставок еще одним поводом для беспокойства являются высокие рыночные оценки. Текущий коэффициент цена/прибыль (Р/Е) для индекса S&P 500 (INDEX: SPX) равен 25. Впрочем, этот уровень выглядит гораздо менее устрашающим, если оценивать его в перспективе. Здесь инфляция опять играет ключевую роль.

Рассмотрим так называемый индекс нищеты. Популяризованный во времена стагфляции 1970-х, индекс нищеты — это результат простого сложения уровня безработицы и уровня инфляции. Его высокое значение соответствует кризисным явлениям в экономике: население зарабатывает меньше с учетом инфляции, а за товары и услуги платит больше.

Вот краткое пособие по индексу нищеты для фондовых инвесторов: с 1960-х он проявлял жесткую обратную корреляцию с рыночными оценками. Когда индекс нищеты был высоким (как в 1970-е), коэффициент Р/Е фондового рынка был низким. И наоборот, когда индекс был низким (как сегодня), показатель Р/Е был высоким и продолжал расти.

Короче говоря, нынешние оценки выглядят вполне оправданными. Это понятно на интуитивном уровне: безработица и инфляция малы, потребители активно расходуют деньги, тем самым поддерживая экономический рост. Это способствует увеличению прибылей корпораций и спросу на акции.

Опять же, ключевой компонент здесь — инфляция. Скорее всего, безработица останется на низком уровне, поскольку предпосылки для рецессии отсутствуют.

Любое ужесточение иммиграционного контроля еще сильнее ударит по доступности рабочей силы. Другим словами, индекс нищеты может вырасти только из-за одной составляющей — инфляции. Полсен говорит:

«По сравнению с индексом нищеты фондовый рынок в настоящее время не выглядит дорогим. Более того, он кажется несколько недооцененным».

Пока индекс нищеты остается на низком уровне, коэффициент Р/Е будет высоким, а акции будут дорожать вместе с ростом корпоративных прибылей. Вкупе с дивидендами этот процесс позволяет рассчитывать на увеличение фондовых индексов на 5−7% в год.

Перспективы инфляции

Если все сводится к инфляции, то главный вопрос — как быстро будут расти цены? Ответа на него никто не знает. По мнению Эда Ярдени, президента Yardeni Research, инфляция не является проблемой по ряду причин:

  • Технологические достижения оказывают давление на цены. Опасения, что компьютеры, искусственный интеллект и роботы могут прийти на смену людям, объясняют, почему сотрудники не требуют значительного повышения заработной платы.
  • Отчасти благодаря Amazon.com (NASDAQ: AMZN) растет конкуренция в секторе розничной торговли. Конкуренция и глобализация оказывают понижательное давление на цены (хотя все может измениться из-за политики Трампа).
  • Технологические инновации в добыче сланцевых нефти и газа увеличивают предложение на рынке, снижая затраты на энергоносители и топливо.
  • Сильный доллар оказывает давление на цены в США. Высокий курс американской валюты ограничивает влияние внешнего спроса на экономику страны и повышает привлекательность иностранных товаров.

Одно из опасений состоит в том, что Дональд Трамп резко увеличит расходы на оборону без существенного сокращения остальной части бюджета. Это приведет к общему увеличению расходов федерального правительства. Подобное фискальное стимулирование обладает ярко выраженным инфляционным эффектом, особенно в условиях полной занятости.

Ярдени не видит в этом большого риска, подчеркивая, что остальные факторы препятствуют росту цен. На следующие несколько лет он прогнозирует средний уровень инфляции в 2%.

Марк Занди из Moody's Analytics считает, что инфляция будет чуть выше из-за ограниченного предложения рабочей силы, роста арендных ставок и расходов на здравоохранение. По его прогнозам, к началу 2019 года она составит 3%.

Ни один из прогнозов не выглядит слишком тревожным. По оценкам Полсена, инфляция может вырасти до 3,5% (если безработица останется на низком уровне) прежде чем индекс нищеты достигнет уровня, на котором оценки акций будут казаться завышенными.

Не похоже, что в обозримом будущем инфляция поднимется до 3,5%. Но от новой американской администрации можно ожидать чего угодно. Следите за зарплатами, ростом цен на товары и официальными показателями инфляции, чтобы заранее подготовиться к будущему кризису.

Подготовила Тая Арянова

Источник: MarketWatch

Читайте также:
Пожалуйста, опишите ошибку
Закрыть