«Безрисковые» фонды денежного рынка: Крушение иллюзий на рынке США
Carlo Allegri/Reuters
Главная Финансы

BloombergView: Инвесторы перегоняют миллиарды долларов из фонда в фонд в поисках несуществующей безопасной гавани.

Инвесторы, работающие с фондами денежного рынка, должны готовиться к вступлению в силу новых правил. Вскоре отрасль, которая оценивается в 2,7 трлн долларов, обещает кардинально измениться, считают фондовые менеджеры и эксперты.

Взаимный фонд денежного рынка — это взаимный фонд, инвестирующий только в краткосрочные ценные бумаги, причем чистая стоимость активов на акцию поддерживается на уровне $1. Это значит, что цена акций не падает ниже этой отметки, даже если активы начинают дешеветь — в теории. У таких фондов нет федеральной страховки, хотя портфель может состоять из гарантированных ценных бумаг или фонд может быть застрахован частным образом.

В соответствии с новыми правилами, фонды денежного рынка, инвестирующие в краткосрочные корпоративные облигации и обслуживающие крупных инвесторов, должны позволить своим акциям колебаться, чтобы отражать текущую рыночную стоимость активов, которыми они обеспечены.

Новые правила должны были повысить надежность фондов денежного рынка, которые являются одним из самых популярных сберегательных продуктов в Америке, однако в итоге вызвали небольшую бурю на финансовых рынках. Инвесторы и компании жалуются на непредвиденные последствия нововведений.

На самом деле в тех областях, где эти правила уже были применены, они работают, как задумывалось. Чтобы избежать нежелательных последствий, их просто следует распространить на всю отрасль.

В сущности идея состояла в том, чтобы запретить фондам обещать невыполнимое. Утверждается, что стоимость акций фондов денежного рынка не может упасть ниже $1, даже если они инвестируют в дешевеющие активы. Опасность этой иллюзии стала очевидна в 2008 году, когда потери в одном таком фонде привели к атаке на остальные — инвесторы старались распродать свои доли по $1, пока не стало слишком поздно. Подобное развитие событий ограничило кредитное предложение в экономике и вынудило правительство заняться решением этого вопроса.

В принципе решить проблему несложно: надо заставить цены акций таких фондов отражать стоимость их активов, — именно такие принципы используют все остальные взаимные фонды. Это лишит инвесторов, сумевших раньше остальных продать свои доли, преимущества над остальными и сделает катастрофические набеги менее вероятными.

После нескольких лет размышлений в 2014 году Комиссия по ценным бумагам и биржам США (SEC) заявила, что готова провести реформу — правда, частичную. Из нее исключили пару крупных категорий: фонды, инвестирующие в правительственные облигации США, и фонды, обслуживающие частных инвесторов.

Теперь этот неоднородный подход вызывает волнения на рынках. Новые правила должны вступить в силу в октябре, однако уже сегодня инвесторы изымают миллиарды долларов из затронутых фондов — нацеленных на крупных корпоративных клиентов и инвестирующих в долговые обязательства банков, компаний и муниципалитетов, — и переводят их в те, которым по-прежнему позволено гарантировать минимальную стоимость акций в $1. Кроме того, в ожидании дальнейших изъятий затронутые фонды вынуждены накапливать активы. Все это ужесточает кредитные условия на рынке.

Почему SEC не применила новые правила ко всем представителям отрасли, как в 2012 году рекомендовал Совет по надзору за финансовой стабильностью? Она утверждает, что на незатронутые фонды реже совершаются набеги: в 2008 году частные инвесторы практически не изымали средства из фондов денежного рынка, а фонды правительственных облигаций на самом деле наращивали активы.

Иными словами, по мнению SEC, в иллюзии «доллар-за-акцию» нет ничего плохого, пока инвесторы в нее верят. Конечно, это слабая основа для финансовой стабильности. Иллюзия остается иллюзией, и инвесторы, как правило, осознают это в самый неподходящий момент.

Следует признать, что применение новых правил ко всем фондам денежного рынка не прошло бы безболезненно. Развенчание идеи, что правительство гарантирует минимальную стоимость акций в $1, наверняка увеличило бы стоимость заимствований. С другой стороны, сохранив это заблуждение, правительство рискует гораздо большими расходами в будущем — они лягут на плечи налогоплательщиков.

В конце концов, смысл всего вышесказанного очевиден: не следует продавать рискованные продукты как безрисковые — это слишком опасно.

Пожалуйста, опишите ошибку
Закрыть