Быть Карлом Айканом
AP Photo/Mark Lennihan
Главная Финансы

Кто такие инвесторы-активисты, почему их никто не любит и как они влияют на судьбы мира.

Имена таких инвесторов, как Карл Айкан, Билл Экман и Дэниэл Лёб, у всех на слуху. Эти люди проворачивают многомиллиардные сделки и меняют судьбы компаний, за их аккаунтами в Twitter следят почти так же пристально, как за Instagram Ким Кардашян.

Масштаб их деятельности в Америке сегодня беспрецедентен. Они управляют фондами, суммарный капитал которых достигает 100 млрд долларов. В 2014 году активисты получили пятую часть от всего потока средств, направленного в хедж-фонда. Как им это удается?

Компании под давлением

Инвестор-активист — это тот, кто использует свой пакет акций в корпорации, чтобы давить на ее руководство. Как правило, для инвестора есть две причины вложиться в компанию. Первая — попытаться увеличить ее акционерную стоимость. Вторая — убедить компанию внести изменения в свою стратегию по причинам, связанным с защитой окружающей среды или политическими вопросами.

По какой бы причине активист ни решил связаться с компанией, существует типичная последовательность ходов. Для начала он должен определить компанию, готовую к трансформации, и приобрести значительный пакет ее акций. Инвестор, будь то компания или частное лицо, должен подать в Комиссию по ценным бумагам и биржам заявление, чтобы подтвердить приобретение 5% или более от выпущенных акций. После этого активист, как правило, объясняет через социальные медиа или традиционные СМИ, почему он приобрел свою долю, и чего надеется достичь.

Если цель заключается в повышении акционерной стоимости, можно ожидать продажи неэффективных подразделений, повышения обратного выкупа акций или дивидендов, а также изменений в составе совета директоров. Наконец, активист призовет других акционеров объединить усилия, чтобы оказать давление на процесс управления компанией.

Третий этап может быть недолгим, а может и занять значительное время, в зависимости от того, насколько обширны требования, и от реакции компании. На заключительном этапе компания либо соглашается с требованиями активиста, либо он закрывает эту позицию — иногда это происходит в одно и то же время.

Повышение акционерной стоимости

Что бы ни происходило с компанией, инвесторы-активисты, как правило, в итоге все равно остаются в выигрыше. Исследование 2000 «случаев вмешательства в политику компании», проведенных с 1994 по 2007 год, показало, что акции в среднем растут примерно на 6% в первый год после того, как активисты берутся за дело. Кроме того, такие акции продолжают опережать рынок на протяжении существенного отрезка времени. Поэтому многие обычные инвесторы отслеживают подобные сделки и тут же вкладываются в компанию, отмеченную Экманом или Лёбом.

Два недавних примера преподнес известный активист Карл Айкан. В феврале 2014 года Айкан направил письмо акционерам eBay (NASDAQ: eBay [EBAY]), в котором подробно описал многочисленные проблемы с советом директоров компании и коснулся возможной потери акционерной стоимости. Одним из основных мотивов покупки акций eBay для Айкана была попытка надавить на компанию, чтобы отделить eBay от PayPal (NASDAQ: PayPal [PYPL]). За два месяца борьбы Айкан добился того, что в совет был назначен независимый директор. Примерно пять месяцев спустя eBay объявила, что разделяет свой бизнес на две публично торгуемые компании. В 2012 году Айкан приобрел долю в Netflix (NASDAQ: Netflix [NFLX]), назвав компанию хорошей целью для приобретения. Он полагал, что такие гиганты, как Microsoft, Verizon, или даже Amazon, могут выиграть от покупки лидера среди сервисов потокового видео.

Генеральный директор Netflix Рид Хастингс

Айкан купил свой пакет по цене $58 за акцию, и его высокая оценка компании привлекла внимание других инвесторов. Всего за 14 месяцев акции выросли более чем на 450%. Недавно Айкан заявил, что продал Netflix слишком рано. С тех пор акции выросли еще в два раза — так что, похоже, он прав.

Правда, бывает и наоборот. Такой пример можно наблюдать в случае с Экманом, когда в декабре 2012 года он заявил, будто долгое время изучал бизнес Herbalife и пришел к выводу, что она является «наиболее эффективной пирамидой в истории». После этого заявления акции компании рухнули на 21% за два дня.

Активисты под прицелом

Недавно The Wall Street Journal проанализировал 71 случай взаимодействия активистов с компаниями капитализацией от 5 млрд долларов начиная с 2009 года. Внимание уделялось тому, как изменились прибыль, маржа, корпоративные расходы, эффективность персонала и доходы акционеров. Как пишет издание Ведомости, выводы подтвердили общее мнение: лучшее, что может сделать компания в подобной ситуации, — не принимать все требования активистов в штыки и наоборот, не соглашаться со всем, а изучить каждое.

Согласно исследованию, акции крупных компаний, которые подверглись атаке активистов, чаще показывают результаты лучше рынка. Но разница невелика — в среднем на 5 процентных пунктов. У таких компаний прибыль растет чуть медленнее, чем в среднем по отрасли, но рентабельность немного выше.

Что касается долгосрочного влияния активистов на экономику, здесь нет единого мнения. Гендиректор BlackRock Лоуренс Финк утверждает, что активисты вредны экономике, поскольку ориентированы на краткосрочную прибыль. Кандидат в президенты США Хиллари Клинтон обещает провести налоговую реформу, чтобы образумить активистов, но признает, что благодаря им менеджмент ведет себя более ответственно.

Свой в доску

По данным The Wall Street Journal, из 38 компаний с результатами лучше рынка в 24 активисты входили в совет директоров. Среди тех, кто всегда борется за место в совете, — вышеупомянутый Карл Айкан, фонды-активисты ValueAct Capital Management, Trian Fund Management и Relational Investors. Семь проектов ValueAct Джеффа Аббена показали результаты лучше рынка, и во всех семи у фонда был представитель в совете директоров.

Но представитель в совете — еще не гарантия, что акции компании будут дорожать. 16 компаний из 40, в которых у активистов было место в совете, показали результаты хуже рынка.

Исследование WSJ показало, что требование выкупать свои акции на рынке, которое считается обычным для инвесторов-активистов, сейчас предъявляется не так часто: в 25 случаях из 71. Чтобы успешно взаимодействовать с крупной компанией, активистам приходится быть более изобретательными.

Враги топ-менеджеров

У высокопоставленных сотрудников крупных компаний есть свои причины относиться к активистам без особого восторга. Карл Айкан любит называть топ-менеджеров идиотами и постоянно издевается над ними в Twitter.

Имея дело с огромным потоком денег, активисты, безусловно, иногда перегибают палку, по ошибке наносят вред компании или даже преступают закон. Однако, несмотря на это, они могут положительно повлиять на расстановку сил.

На рынке достаточно предприятий, страдающих от плохого менеджмента. Акционеры Европы и Азии считают, что им не нужны инвесторы-активисты. Они называют Карла Айкана и его друзей «американским решением американской проблемы». Кроме того, не стоит забывать и о культурных различиях: европейские инвесторы-активисты, как правило, ведут себя более дипломатично, чем их коллеги в США.

Тем не менее на фондовом рынке любой страны найдутся неэффективные предприятия, некомпетентные боссы и спящий капитал. Бунт инвесторов-активистов помогает публичным компаниям стать более эффективными и прибыльными.

Пожалуйста, опишите ошибку
Закрыть