На чем заработали финансовые управляющие в 2014 году
REUTERS/Brendan McDermid
Главная Финансы

Похоже, управляющие хедж-фондов со стратегией активного управления компаниями сегодня на коне.

Билл Экман и его фонд Pershing Square International возглавили рейтинг самых успешных хедж-фондов 2014 года, составленный агентством Bloomberg Markets. За последние пять лет Карл Айкан ни разу не занимал места ниже седьмого в рейтингах самых высокооплачиваемых управляющих хедж-фондов по версии Forbes — на протяжении этого периода его средний доход составил 1,6 млрд долларов в год. Нельсон Пельц оккупировал заголовки новостей со своей инициативой раздела DuPont, гигантской корпорации с 213-летней историей.

И это лишь несколько громких имен. В течение последних лет хедж-фонды со стратегией активного управления по эффективности дают сто очков вперед всем остальным. Исследования показывают, что компании с инвестициями активных хедж-фондов в течение нескольких лет опережают своих конкурентов в операционной эффективности и динамике курса акций. Возникает множество вопросов: долгосрочный ли это результат, не достигается ли он за счет сотрудников и держателей облигаций, дает ли такое управление позитивный эффект для экономики в целом? Но один, самый важный, возникает чаще прочих.

Эра великих активных фондов близится к концу?

Что ж, ответ зависит от того, что вы понимаете под словами «близится» и «конец».

Допустим, через три года активные фонды начнут отставать по эффективности от остальных. Лидеры активных фондов начнут испытывать с трудности. Многие вообще перестанут расти.

Однако они не прекратят существовать. Те же Айкан и Пельц работают в этом бизнесе с середины 70-х. Несмотря на то, что они и их собратья, использовавшие технологию финансируемого выкупа (выкуп акций с привлечением заемных средств), часто считаются первопроходцами практики, на самом деле ее история куда древнее. Еще в 20-х годах легендарный Бенджамин Грэм описал в мемуарах свою многолетнюю кампанию по приобретению фирмы Northern Pipeline Co, наследника Standard Oil, путем продажи портфеля облигаций и передачи полученных средств акционерам. Историки обнаружили первые попытки активного управления компанией со стороны внешних акционеров еще в XVII веке в Нидерландах.

Чем хороши такие фонды

Парадоксальный секрет активного акционерного управления в том, что оно дает эффект именно в силу своей сложности. Руководители корпораций распоряжаются всеми ресурсами и инструментами управления, что затрудняет их использование акционерами. Очевидно, что активное управление невозможно в компаниях, где руководители так надежно окопались, что акционер не может сделать ничего извне. Оно также не будет работать там, где руководители выбираются из нескольких кандидатов, а все инвестиционные решения принимают сами акционеры путем голосования. Такое управление больше всего подходит в ситуациях, когда активные акционеры являются меньшинством и сталкиваются с серьезными ограничениями, но иногда все-таки способны вносить изменения в деятельность компании.

Идеи активного управления делятся на три главные категории:

  • Получение денег акционерами;
  • Разделение фирмы на части;
  • Продажа фирмы другой компании.

Все эти вещи терпеть не могут корпоративные руководители. Люди, управляющие крупными корпорациями, традиционно стремятся строить бизнес, а не делиться им. Хотя практика выплаты менеджерам бонусов акциями способствовала изменению этой традиции, сопротивление сохраняется.

Во многих ситуациях это правильно. Корпорации — не просто набор активов для покупки и продажи. Это сообщества людей, которые занимаются интересным и прибыльным делом. Программа активного управления с вероятностью более 50% принесет лучшие результаты, чем действия руководителей, для компаний:

  • В течение многих лет отстающих от конкурентов;
  • Сильно недооцененных;
  • Имеющих огромные остатки денег, с которыми они не знают, что делать.

В последние несколько лет технологии активного управления стали проще, а перечень компаний-объектов такого управления вырос. В 2010 году профессор финансов Нью-Йоркского университета Дэвид Ермак в своем исследовании писал, что, в отличие от пенсионных фондов и фондов взаимных инвестиций, активные хедж-фонды способны «концентрировать свои активы всего в нескольких целевых компаниях» и «получать большое число голосов путем скупки акций на заемные средства, стратегий голосования с использованием заимствованных акций и свопов на акции».

Правила Комиссии по ценным бумагам США и уставы корпораций стали более дружественны к таким подстрекателям, а интернет облегчил организацию и обнародование восстания акционеров. Также похоже, что произошел культурный сдвиг среди институциональных инвесторов и СМИ, дающий сторонникам активного управления больше возможностей для высказываний.

Все это объясняет недавний расцвет активных хедж-фондов. Это также очерчивает для них потенциальные границы. Активные фонды не знают, как управлять корпоративной Америкой (Европой, Азией...) эффективнее, чем это делают директора корпораций, но у них есть «ноу-хау» для того, чтобы заставить самые слабые элементы работать лучше.

Поскольку перечень компаний-объектов активного управления растет, а эффективность неизбежно повышается, шансы для применения такого подхода будут снижаться в дальнейшем. Это закон убывающей доходности.

Приведет ли это к сжатию сегмента активных хедж-фондов? Они и так составляют крошечную долю отрасли инвестиций, а процент активов под их управлением выражается однозначным числом. Конечно, их эффективность время от времени снижается, но активные фонды продолжают искать пути для увеличения своей прибыли.

Пожалуйста, опишите ошибку
Закрыть