Мемы за миллионы: Как устроен рынок NFT
Главная Аналитика, Криптовалюты

Сегодня все криптосообщество говорит о рынке NFT: элита тратит миллионы долларов на покупку цифрового искусства. Журналисты Wired рассказали, в чем суть этого сектора криптомира.

По сути, держатели криптовалюты платят ею за право собственности на цифровое изображение, которое любой человек может сохранить на компьютер или сделать его скриншот.

Право собственности на цифровые произведения искусства обеспечивается с помощью NFT-токенов. Это эксклюзивный криптоактив, который невозможно поделить на несколько частей или подделать. Такой токен не является условной единицей и имеет отношение к конкретному цифровому объекту.

Например, если в реальной жизни один человек займет другому $1, ему будет все равно, вернут ли ему ту же самую купюру или нет, — главное, что он получит обратно $1. Однако если человек владеет объектом искусства, например картиной, и временно передает ее на выставку, то обратно он хочет получить свой оригинал, а не его копию. Так работают и NFT-токены.

NFT-токены привлекли к себе внимание еще в 2017 году. Тогда компания Axiom Zen представила игру CryptoKitties, которая работает на основе блокчейна Etherium. Ее суть заключается в том, что каждый участник может купить NFT-токен кота за Etherium (на деле — его изображение), а затем скрестить его с котами других игроков.

Чем старше кот, тем он дороже. Его можно также сдавать в аренду для скрещивания. Котята от «старых» котов и кошек стоят дороже, чем котята из молодых поколений. Новые котята появляются на платформе ежедневно, их стоимость, как правило, не превышает $13−15. «Старые» коты могут стоить более 130 тыс. долларов.

CryptoKitties: Как заработать на криптокотятах $100 000

Но цифровые котики — далеко не единственный NFT-актив. По данным сайта NonFungible.com, который профессионально исследует эту сферу, рынок NFT-токенов в 2020 году вырос на 300% по сравнению с 2019-м, достигнув оборота в 250 млн долларов.

На онлайн-платформах Rarible, OpenSea и Nifty Gateway люди тратят крупные суммы, чтобы купить токены, предоставляющие право собственности на цифровые картины и картинки, которые затем часто повторно продаются с аукциона по более высокой цене.

Среди цифровых художников есть те, чьи работы продаются за сотни тысяч долларов. Так, недавно американец Майк Винкельман (Beeple) недавно продал токен на свою работу за 777 млн долларов. Анимированное изображение с Nyan Cat было продано за 580 тыс. долларов, а стоимость пиксельных изображений с лягушкой-мемом Pepe на OpenSea доходит до 147 тыс. долларов.

Жан Вольпичелли, автор Wired, говорит:

«Если все это кажется вам странным, то да, так и есть. Идея оплаты символического права собственности на цифровые изображения, которые живут где-то в Сети и которые любой желающий может загрузить себе на компьютер, настолько странна, что кажется либо идиотской, либо ироничной. Тем не менее сторонники NFT-токенов претендуют на решение проблемы права собственности, ведь монетизировать цифровое искусство практически невозможно».

Нью-йоркский галерист Винсент Харрисон утверждает, что NFT-токены и возможность покупать цифровое искусство задействуют в человеке первобытный инстинкт накопительства, стремление к статусным товарам, которые востребованы лишь в небольшом мире элитных коллекционеров.

Как биткоин стал символом статуса

Среди покупателей цифровых произведения искусства встречаются разные люди: криптомагнаты, которые ищут возможность хранить свои сбережения, инвесторы, изучающие рынок криптовалют и исследующие способы входа в него, а также сами художники.

Партнер парижской юридической фирмы ORWL Avocats Уильям О'Рорк отмечает, что регулирование покупки, владения и продажи цифровых картин еще только предстоит разработать. По его словам, NFT-токены нельзя приравнивать к криптовалютам и регулировать их тем же способом. Юрист считает, что NFT-токен, несмотря на все свои преимущества, все-таки не полностью защищает права собственности владельцев цифрового искусства.

По словам О'Рорка, внимания требуют и онлайн-аукционы, на которых продаются цифровые картины. Дело в том, что их владельцы потенциально могут использовать фальшивые учетные записи для вмешательства в процесс торгов:

«Если у вас есть десять учетных записей, вы можете искусственно увеличить цену NFT. Такая практика существует на eBay и других площадках. Однако когда люди участвуют в аукционе с анонимной криптовалютой, нарушителей гораздо сложнее вычислить».

К счастью, по словам О'Рорка, уже существуют техники и методы определения мошеннических действий, которые помогают их предотвратить.

Сложно сказать, долго ли продлится интерес криптомагнатов и художественного сообщества к NFT-токенам и цифровому искусству. Галерист Винсент Харрисон не сомневается, что происходящее — это только начало долгожданного перехода, отчасти вызванного закрытием музеев и галерей из-за пандемии. «Это просто ускорение культурного сдвига», — считает он.

Директор лондонской Opera Gallery Федерика Беретта думает, что аналоговое искусство, вероятно, сохранит преимущество в долгосрочной перспективе. Она говорит:

«Цифровой мир предлагает исключительные возможности для художников, коллекционеров, музеев и галерей, и его также можно рассматривать как фантастическое дополнение к традиционному искусству. Но я не верю, что в будущем искусство станет только цифровым».

Читайте также:
Пожалуйста, опишите ошибку
Закрыть