Анализ: Что не так с законом «О цифровых финансовых активах»
Главная Аналитика, Россия, Крипторегулирование

1 января 2021 года в России вступит в силу закон «О цифровых финансовых активах» (ЦФА). Эксперты Moscow Digital School опубликовали подробный анализ федерального закона.

Пробелы в регулировании

Юристы Moscow Digital School отмечают, что многие термины, используемые криптосообществом, уже были изобретены и успешно используются в мировой практике. Однако в законе «О ЦФА» вместо них применяются собственные, которые вводят новые правовые институты и создают неопределенность.

В отличие от ряда зарубежных стран, в законе нет регулирования для некоторых типов токенов и криптовалют с разным функционалом и сущностью. При этом под определение цифровой валюты могут подпадать, например, бонусы, а также используемые в электронной коммерции сертификаты. За рамками понятий остались многие виды деятельности, прежде всего, майнинг. Эксперты Moscow Digital School пишут:

«Тогда как от закона ожидали введения единого аппарата и понятийной правовой базы для всего криптовалютного рынка в целом, в результате он стал основой исключительно для цифровизации российских активов, выпуска цифровых дубликатов ценных бумаг по российскому праву — которые сложно выводить на международный рынок».

Криптовалюта

В документе есть противоречащие друг другу нормы. Например, согласно определению, данному в законе «О ЦФА», цифровая валюта признается средством платежа и может быть инвестицией. Однако в соответствии со ст. 14, юридические и физические лица не вправе принимать цифровую валюту в качестве встречного предоставления за передаваемые товары, услуги или в качестве оплаты иным образом. Это противоречит признанию криптовалюты средством платежа и значительно ограничивает ее использование на территории России, а также снижает экономическую целесообразность владения криптовалютой.

Эксперты уверены, что авторам закона так и не удалось выработать адекватное определение цифровой валюты. В документе говорится:

«Криптовалюта — это токены, по которым отсутствует обязанная сторона».

Такое определение от противного позволяет отнести к криптовалюте множество различных электронных записей (аккаунты, электронную валюту и так далее). Поэтому авторы законопроекта добавили, что криптовалюта — это не любые записи, а те, которые могут быть либо средством платежа, либо инвестирования.

По новому закону судебная защита прав на цифровую валюту возможна лишь в случае, если она специальным образом декларировалась и с нее выплачивались налоги (п. 6 ст. 14). Непонятно, как это будет проверяться — в декларации доходы от продажи цифровой валюты могут указываться совершенно по-разному, а хранение цифровой валюты (без извлечения дохода) никогда не требовалось отдельно декларировать. Вероятно, ФНС или Минфин позже дадут разъяснения по этому поводу. Аналитик Moscow Digital School пишут:

«Также, разумеется, чрезвычайно сомнительна сама идея, что для получения судебной защиты собственник цифровой валюты должен подтверждать выполнение неких публичных обязанностей — почему уплата или неуплата налогов влияет на наличие судебной защиты, то есть, по существу, на само право собственности?»

Майнинг

Сейчас в законе «О ЦФА» нет норм, посвященных майнингу. В конце августа Минфин разослан в профильные ведомства пакет законопроектов о внесении поправок в еще не вступивший в силу документ. В нем косвенно упоминается добыча криптовалюты и написание софта. Однако в том же пункте установлен запрет на получение оплаты за такие действия в цифровой валюте.

Чем Минфин России угрожает майнерам

На практике майнеры, как правило, получают вознаграждение именно в виде криптовалюты. Если предлагаемый пакет законопроектов будет принят, российским предпринимателям, занимающимся добычей криптовалюты, придется искать обходные пути, чтобы не попасть под административную и уголовную ответственность, которую также предлагает ввести Минфин.

Биржи и обменники

Закон о цифровых финансовых активах вводит новый субъект российского крипторынка — операторы обмена цифровых финансовых активов. По сути это криптобиржи, но только для обмена токенов, которые признаются по российскому законодательству цифровыми правами. На сегодняшний день такими специальными законами являются ФЗ об инвестиционных платформах и ФЗ о ЦФА. Операторы обмена могут организовывать торговлю утилитарных цифровых прав и цифровых финансовых активов.

Существующие биржи, торгующие криптовалютами вроде биткоина и эфира, не подпадают под определение нового субъекта и остаются неурегулированными. Закон о ЦФА прямо допускает возможность организации на территории России площадки для обмена криптовалют.

Закон устанавливает требования «деловой репутации» к исполнительным органам информационной системы, оператора обмена ЦФА. Такие требования включают отсутствие неснятой и непогашенной судимости, отсутствие за последние годы фактов привлечения к административной или уголовной ответственности в связи с банкротством, в связи с деятельностью финансовой организации, сведений о причастности лиц к экстремистской деятельности или терроризму и др.

Оператор обмена ЦФА обязан хранить информацию о сделках с ЦФА не менее пяти лет. Банк России вправе установить дополнительные требования к деятельности информационных систем и операторов обмена ЦФА, например, к операционной надежности и к предоставлению отчетности. Такие требования могут усилить транспарентность, а также повысить безопасность. Юристы пишут:

«Однако при установлении требований должен учитываться принцип технологической нейтральности, то есть возможность использовать любые технологии безопасности, а не только те, которые разработаны или установлены государством».

Реклама

Закон устанавливает требования к рекламе ЦФА, в частности, необходимость предупреждать инвесторов, что предлагаемые активы являются высокорисковыми, и их приобретение может привести к потере внесенных денежных средств в полном объеме. Такое требование о предупреждении инвесторов о возможных рисках покупки ЦФА распространено во многих странах (Франция, Швейцария, США).

Реклама не должна содержать обещание выплаты дохода по ЦФА, за исключением дохода, обязанность выплаты которого предусмотрена решением о выпуске. Также реклама не должна содержать прогнозы курсов выпускаемых ЦФА, что также призвано защитить от введения инвестора в заблуждение, чрезмерных ожиданий в отношении инвестиций и для обеспечения достоверной оценки инвестором таких инвестиций.

Налогообложение

Закон о ЦФА не регламентирует вопросы, связанные с налогообложением цифровых финансовых активов. Вопрос налоговых последствий совершения сделок с криптовалютой остается открытым. В мире вопросы налогообложения чаще всего решаются за счет профильных разъяснений органов налоговой службы по системам уплаты налогов с операций с цифровыми активами. Эксперты отмечают:

«Оборот криптоактивов будет подчиняться общим правилам налогообложения, что может привести к ряду затруднений и противоречий и, очевидно, будет работать против развития нового рынка».

В настоящее время в России не определен подход к косвенному налогообложению криптоактивов. В мае 2018 года Минфин выразил свое мнение о налогообложении криптовалютных операций для физических лиц:

«Особый порядок налогообложения доходов физлиц при совершении операций с криптовалютами не установлен, физические лица должны самостоятельно исчислить налог и подать декларацию в инспекцию; налоговая база по операциям купли-продажи криптовалют определяется в рублях как превышение общей суммы доходов от продажи криптовалюты над общей суммой документально подтвержденных расходов на ее приобретение; до законодательного урегулирования вопросов, связанных с обращением и налогообложением криптовалют, при определении налоговой базы необходимо исходить из ст. 220 НК РФ».

Касательно корпоративного налогообложения в Минфине подчеркивали, что согласно статье 247 НК РФ объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком, определяемая для российских организаций в общем случае как разница между полученными доходами и произведенными расходами, квалифицируемыми в соответствии с положениями главы 25 НК РФ. Представители Moscow Digital School пишут:

«Логика положений главы 25 НК РФ подразумевает налогообложение всех доходов, полученных налогоплательщиком при осуществлении деятельности, за исключением поименованных в ст. 251 НК РФ. При этом особый порядок налогообложения доходов при совершении операций с криптовалютой главой 25 НК РФ не установлен».

Перспективы

Вчера Министерство финансов России направило ведомствам новый пакет документов о регулировании криптовалют. Минфин предлагает обязать физические и юридические лица отчитываться в налоговой в случае, если за календарный год они получили криптовалюту или цифровые активы на сумму более чем 100 тыс. рублей. За отказ грозит штраф в размере 30% от активов, при этом не меньше 50 тыс. рублей.

Недекларирование суммы в более 1 млн рублей в год влечет уголовную ответственность до трех лет лишения свободы или принудительные работы. Речь идет о поправке в УК, УПК, КоАП, НК и закон о противодействии легализации (отмыванию) доходов. Соучредитель международной инвестиционной компании EXANTE Анатолий Князев говорит:

«Очень вероятно, что законодатели до сих пор не могут определиться, где поставить запятую во фразе „легализовать нельзя запретить“».

Читайте также:
Пожалуйста, опишите ошибку
Закрыть