Закон «О цифровых валютах»: Триумф запретителей или политическое шоу?
Главная Аналитика, Россия, Майнинг, Криптоинвестиции, Крипторегулирование
Горячая тема
3 июня
243 243

В Госдуме готовится второму чтению законопроект «О цифровых финансовых активах», который предлагается дополнить законопроектом «О цифровых валютах» и поправками в административный и уголовный кодексы. Документы предполагают почти полный запрет оборота децентрализованных криптовалют типа биткоина и эфира. За нарушение предусматривается ответственность вплоть до уголовной. Вместе с тем руководитель думского комитета по финансовому рынку Анатолий Аксаков признает, что текст не окончателен и что граждане сохранят право торговать криптовалютами на зарубежных биржах. Попробуем разобраться, какого закона реально можно ожидать и чем он грозит россиянам.

О каком документе идет речь

Прежде всего, при обсуждении новых инициатив стоит устранить путаницу между разными законопроектами и их версиями. Многие СМИ ссылаются на раздел сайта Госдумы о порядке рассмотрения законопроекта «О цифровых финансовых активах» (ЦФА), но там главным образом представлена информация о прохождении им первого чтения еще в 2018 году. Там же можно найти его старый текст, тогда как новая версия отсутствует (равно как и любые обновления после 2019 года).

Старая версия закона о ЦФА широко обсуждалась в СМИ. Она имела мало общего с драконовскими мерами, о которых говорят сейчас. Она рассматривала цифровые активы как полноценное имущество, прямо допускала майнинг как вид предпринимательства и в целом давала надежду на полноценную легализацию криптовалют. Но оставалось много дебатов: разрешать ли в стране криптобиржи, не создать ли специальные криптоофшоры и т. д.

Текст, который сегодня обсуждают — это не сам законопроект о ЦФА, а письмо, отправленное 14 мая Комитетом Думы по финансовому рынку в Минэкономразвития РФ и перенаправленное в АНО «Цифровая экономика» и фонд «Сколково» для получения отзывов. Именно это письмо было 21 мая опубликовано в Telegram-канале Skolkovoleaks. Это письмо — целый пакет документов, включающий не только обновленную версию законопроекта «О цифровых финансовых активах» (ЦФА), но также новый законопроект «О цифровой валюте» (ЦВ) и поправки в административный и уголовный кодексы.

Именно законопроект о ЦВ (а не о ЦФА) вызвал особенно резкую реакцию сообщества, так как предусматривает запрет на оборот и выпуск классических криптовалют типа биткоина или эфира. Пикантность усиливается тем, что авторы скандального закона общественности неизвестны. По словам участника рабочей группы «Сколково» Михаила Успенского, автор закона о ЦФА Анатолий Аксаков не участвовал в разработке закона о ЦВ, а местами между двумя законопроектами есть прямое несоответствие в используемой терминологии. Сейчас происходит согласование документов с экспертами, причем сколковские эксперты уже представили 29 мая официальный отзыв, который мы обсудим ниже.

Что содержат документы

Пакет содержит два финансовых законопроекта — о ЦФА и о ЦВ — и две группы поправок об ответственности за их нарушение.

Законопроект о ЦФА определяет цифровые финансовые активы как «цифровые аналоги долговых расписок, облигаций и прав участия в капитале». В частности, сюда относятся корпоративные и государственные централизованные валюты с конкретным издателем — Tether от Tether Limited, цифровой юань от Народного банка Китая, цифровой евро от ЕЦБ. Что касается классических децентрализованных криптовалют типа биткоина или эфира, то они к этой категории не относятся.

Законопроект о ЦВ вводит дополнительное понятие цифровой валюты. Под ЦВ подразумевается «совокупность электронных данных... которые предлагаются и (или) принимаются в качестве средства платежа, не являющегося официальной денежной единицей РФ, денежной единицей иностранного государства и (или) международной денежной или расчетной единицей и (или) в качестве инвестиций и в отношении которых отсутствует лицо, обязанное перед каждым обладателем таких электронных данных». Именно к этой категории относятся децентрализованные криптовалюты (позиционируемые как платежные средства, но не подкрепленные обязательствами конкретного эмитента).

Центральное назначение законопроекта о ЦВ — широкий запрет на оборот таких валют на территории России. В частности, запрещается организация их обращения и выпуск, коммерческие операции с ними и даже распространение и информации об этих действиях.

  • «Под выпуском ЦВ в РФ понимаются действия с использованием объектов российской информационной инфраструктуры и (или) с использованием пользовательского оборудования... на территории РФ, направленные на предоставление возможностей использования ЦВ третьими лицами».
  • «Под организацией обращения в РФ ЦВ понимается деятельность по оказанию услуг, направленных на обеспечение... сделок и (или) операций, влекущих за собой переход ЦВ от одного обладателя к другому, с использованием объектов российской информационной инфраструктуры».
  • «Физические лица... и юридические лица не вправе совершать операции с ЦВ, в том числе принимать ЦВ в качестве встречного предоставления за передаваемые товары... оказываемые работы (услуги)» — за исключением случаев безвозмездной передачи при наследовании, конфискации и др.
  • «В РФ запрещается распространение информации об организации и (или) осуществлении выпуска, а также организации обращения цифровой валюты».

Интересно, что само владение ЦВ закон не запрещает, рассматривая ее как имущество и даже предполагая юридическую защиту обладателей, если они отчитались о валюте в декларации.

Что именно запрещает законопроект «О цифровой валюте»

Язык законопроекта сложный, обилие абстрактных формулировок требует уточнения. К сожалению, понять, что именно он запрещает, далеко не везде просто.

Более-менее ясное его следствие — запрет криптобирж на территории РФ, поскольку это организация «услуг, влекущих переход ЦВ» между владельцами. Вероятно, под запрет попадают и обменники, помогающие «использовать ЦВ третьими лицами». Но многие другие вопросы непрозрачны.

Например, по словам Анатолия Аксакова, депутаты не намерены запрещать россиянам торговлю на зарубежных биржах. Но ясно ли это из закона? Формально он запрещает не только использование криптовалют как платежного средства, но и любые возмездные операции. К каковым, очевидно, относится и обмен одних валют на другие внутри иностранной биржи.

Неясным остается вопрос о майнинге. Само слово «майнинг» в новом пакете законов (в отличие от первой версии) отсутствует. Вместо него есть слова о запрете на выпуск криптовалют и на «"предоставление возможности использования ЦВ третьими лицами». Это можно интерпретировать как запрет майнинга, но можно понимать и иначе. Не исключено, что реальной мишенью «запрета на выпуск» были не майнеры (осуществляющие алгоритмическую эмиссию существующих монет), а авторы новых токенов, в частности, организаторы необеспеченных ICO, не попадающих под закон о ЦФА. Само понятие «выпуска» законы о ЦФА и о ЦВ определяют сильно по-разному, что усиливает смуту.

Подобные недоработки были отмечены не только комментаторами в СМИ, но и официальными адресатами письма. Так, фонд «Сколково» в своем отзыве критикует множество положений и формулировок законопроектов. В частности, он критикует понятие «выпуск ЦВ» и отмечает противоречие между правом на владение ЦВ и отсутствием права на ее коммерческое использование.

  • «Действия российских граждан по участию в международных крипто-проектах, например, создание сайта проекта с использованием личного ноутбука, могут трактоваться как нарушение российского законодательства вследствие предоставления возможности использования ЦВ третьими лицами»
  • «Законопроект о ЦВ не предлагает механизма, позволяющего владельцу... реализовать этот актив».

Что ждет законопроекты в будущем

Есть большие сомнения, что законопроекты будут приняты в существующем виде. Авторы наиболее скандальных положений общественности неизвестны. Возможно, между законодателями были разногласия, и вынос сырого материала на обсуждение ставил целью проверить общественную реакцию. И эта реакция оказалась единодушно жесткой. Закон раскритиковали не только криптоэнтузиасты, но и профессиональные юристы, экономисты и бизнесмены разной величины. Закон несомненно будет меняться, и скорее всего — в сторону смягчения. И эти изменения могут быть долгими. Нынешняя нерегулируемая ситуация «ни запрета, ни легалайза» для многих политических сил комфортнее и попросту привычнее.

Тем не менее для полноты картины обсудим возможные последствия принятия законопроектов именно в такой форме.

В первую очередь новые законы ударят по бизнесу и стартапам, связанным с криптовалютами. В России не будет своих криптобирж и обменников, да и западные обменники типа LocalBitcoins могут прекратить работу с россиянами, чтобы те не переводили средства друг другу. Даже в вопросах, где нет однозначного запрета, бизнесмен при прочих равных предпочтет работать в более либеральной юрисдикции, чем в РФ.

Если под запретом окажется и майнинг, то это может ударить не только по инновационной, но и традиционной экономике. В российском климате майнинг довольно выгоден. Соответствующим образом организованная ферма может использоваться для обогрева в быту и производственных процессах. Российский майнер платит российским электростанциям, поддерживая отечественную промышленность и давая вклад в ВВП, а сам получает доход в международной валюте, помогая притоку капитала в страну. Сегодня майнинговые мощности нередко проектируются для работы в связке с энергоемкими производствами. Это значит, что запрет майнинга может ударить даже по крупной российской промышленности.

Жизнь простого населения изменится слабее. Те, кто занимается домашним майнингом, будут вынуждены ограничить мощности уровнями, когда повышенное потребление незаметно на счетчике (для небольших ферм это и так выполняется), либо расположить оборудование в разных местах. Те же, кто торгует на криптобиржах, и так давно освоили зарубежные площадки. Правда, если по поводу посещения иностранных бирж закон останется неясным, нельзя исключить удаления с них российских аккаунтов, что вызовет переток пользователей на мелкие анонимные биржи.

В сухом остатке, как и во множестве других ситуаций, реализуется принцип: запрет сильнее бьет по тем, кто хотел работать честно, а остальных уводит глубже в подполье

Читайте также:
Пожалуйста, опишите ошибку
Закрыть