Как блокчейн и QR-коды спасут индустрию добычи металлов
Главная Аналитика, Блокчейн, Технологический сектор

Журналисты издания Bloomberg рассказали, почему блокчейн эффективен на рынке ценных металлов.

Тантал, олово, вольфрам и золото — металлы, без которых создание высокотехнологичных продуктов, от смартфонов до самолетов, было бы невозможно. Но эти так называемые конфликтные минералы часто проходят сложный путь, прежде чем попасть с шахты на фабрику.

Как правило, в добыче участвуют вооруженные группировки, бандиты и террористы. Сейчас такие методы наносят все больший вред индустрии добычи сырья, оборот которой оценивается в 600 млрд долларов, — правозащитники оказывают давление на крупные компании и стараются побудить их изменить принципы работы на более безопасные и этичные. Натан Уильямс, генеральный директор Minespider, утверждает, что может с этим помочь.

Minespider использует блокчейн для отслеживания перемещения металлов (от момента, когда они покидают месторождение, до секунды, когда они окажутся на заводе крупного производителя).

Уильямс адаптировал блокчейн, чтобы создавать файлы, которые в виде QR-кодов можно добавлять на слитки золота, листы олова, а также на грузовики с вольфрамом и танталом. Такие коды дают производителям уверенность в том, что сырье прибыло с легального месторождения, например, из Перу, а не, скажем, из шахты в Конго, которой владеют ополченцы.

Десятки компаний, от стартапов до гигантов рынка, используют блокчейн, чтобы выяснить, откуда приходят необходимые металлы или другое сырье. Ford Motor объединился с IBM, китайским поставщиком Huayou Cobalt и химической компанией LG Chem, чтобы с помощью блокчейна отслеживать происхождение кобальта — материала, который используется в литиево-ионных батареях для телефонов, ноутбуков и даже беспилотных автомобилей.

Крупнейший добытчик колтана (материала, который используют в кардиостимуляторах, компьютерных жестких дисках и мобильных телефонах) в Конго, Société Minière de Bisunzu, разорвал договор с компанией ITSCI, которая разработала систему бумажных сертификатов для минералов, добросовестно полученных в опасных зонах. Вместо этого Société Minière de Bisunzu переключилась на продукт, который использует блокчейн.

Minespider пока сотрудничает с Volkswagen в пилотном режиме и старается помочь автопроизводителю отследить места происхождения используемого сырья.

Такая технология может помочь и прояснить происхождение драгоценных камней. Лидер рынка производства алмазов с оборотом в 17,5 млрд долларов, De Beers Group, запустила Tracr — платформу на основе блокчейна, которая помогает отследить путь алмаза от момента его добычи на шахте до того, как он окажется в обручальном кольце.

Канадская компания Lucara Diamond, которая в 2015 году добыла в Ботсване один из крупнейших в мире алмазов, создала онлайн-маркетплейс, где продавцы и покупатели камней смогут найти друг друга. Предполагается, что такая площадка повысит прозрачность сделок на далеко не самом спокойном рынке. Лондонский стартап Everledger также научился отслеживать перемещение алмазов с помощью блокчейн-технологии, которая преобразует данные о происхождении и размере камня, а также о количестве граней в сертификаты, картинки и видео. Аналитик исследовательской фирмы Kepler Cheuvreux Ола Содермарк говорит:

«Отслеживание происхождения бриллиантов станет очень востребованным в ближайшее время. Потребители хотят быть уверенными в том, что добыча камня не была связана с чем-то опасным и противозаконным».

Такие системы еще нужно тестировать — важно понять, насколько они будут эффективны при массовом использовании. А компаниям необходимо будет искать специалистов на стороне или тщательно обучать сотрудников, чтобы те смогли использовать новые технологии. В ряде случаев перепроверять корректность введенных на шахтах данных все равно придется людям. И несмотря на то, что блокчейн считается крайне безопасной технологией, попытки взломать файлы на ее основе уже предпринимались. Например, злоумышленники пытались атаковать криптобиржу Coinbase. Есть и более насущные вопросы: как привязать цифровой файл к самому обычному грузовику с камнями?

Уильямс придумал свое решение — добавлять QR-коды на листы и слитки металла. В кодах собраны данные о происхождении и чистоте сырья, а также фото и подписи людей, которые имели дело с металлом.

Покупатель может сопоставить информацию с данными о шахте, а при необходимости — связаться с ответственными людьми и уточнить у них все, что нужно. Уильямс также работает над возможностью отследить происхождение композитных материалов и изотопов (для этого нужно каким-то образом пометить атомы металла):

«Мы хотим доказать, что можно массово применять сквозные технологии отслеживания истории продукта».

По словам Уильямса, он ведет переговоры о создании закупочных центров с двумя странами в Восточной Африке. Эти центры также будут работать на блокчейне, а покупатели смогут перечислять электронные деньги добытчикам металлов. Такой подход поможет совладать с еще одной насущной проблемой: как быть с сырьем, которое поступает от множества поставщиков в очень маленьких количествах.

К примеру, частники часто ищут золото и продают его по грамму в день. Скупщики собирают металл по крупицам и только потом отправляют дальше по цепочке поставок. В этом случае отследить происхождение каждого грамма металла очень сложно. Но даже такой маленький шаг, как электронные платежи, повышает прозрачность сделки. Уильямс говорит:

«Отследить, где именно добыли каждый микрограмм золота, использованного в телефоне, будет очень сложно. Но, возможно, покупателям будет достаточно понимания того, что поставщик Apple или Google закупил металл через блокчейн-платформу в одной из пяти стран, где добыча сырья тщательно отслеживается».

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен. Много эксклюзивных историй, полезных материалов и красивых фото.

Читайте также:
Пожалуйста, опишите ошибку
Закрыть