Блокчейн и закон: Как регулируют криптовалюты по всему миру
Roman Koester/Unsplash
Главная Аналитика, Blockchain Lawyers, Крипторегулирование, Криптобиржи

Эксперты образовательного проекта Blockchain Lawyers рассказали, как в разных юрисдикциях регулируют криптовалютный рынок и биткоин-биржи — и как это изменится в следующем году.

Мария Аграновская, преподаватель программы дополнительного образования Blockchain Lawyers, адвокат, управляющий партнер GRAD:

Рынок криптовалют сильно изменился с момента зарождения. Из-за волны повышенного, в основном необоснованного спроса многие регуляторы развитых стран выпустили предупреждения о рисках для своих граждан-инвесторов. Большинство государств изначально не были готовы регулировать крипторынок и определять правовой статус криптовалют и правила для участников рынка.

Процесс принятия новых законов и определение порядка применения существующих проходил сложно, и подходы разных стран различались: от полного запрета ICO в Китае, введения суровых ограничений деятельности криптобирж в Южной Корее, принятия американской Комиссией по ценным бумагам (SEC) жесткой позиции в отношении служебных токенов — до новых законов на Гибралтаре, Мальте, Эстонии, Лихтенштейне.

При этом отношение одной и той же страны к технологии, криптовалютам и частным операциям с ней — и к публичным размещениям или другим действиям со средствами третьих лиц — может быть совершенно противоположным (как в Китае и США).

Обновление правовой базы для криптовалютного рынка идет как путем принятия новых законов (путь более долгий, требующий встраивания новых актов в систему уже существующих), так и активной работы регуляторов (показательны примеры Швейцарии, Сингапура) на основании имеющихся норм.

Регулирование крайне важно для нормального развития любого рынка, в том числе криптовалютного — как показали события 2017 года и тем более 2018-го. Особенно важно формирование правовых условий для входа крупных игроков — сейчас, когда наступило охлаждение рынка.

Страны, которые заявили о позитивном отношении к криптовалютным операциям и размещениям токенов и принятии специальных законов, собрали крупные инвестиции — и их примеру поспешили последовать другие (вспомним Гибралтар — закон о лицензировании работы с децентрализованным реестром вступил в силу в январе этого года, недавно приняты правила для крипотфондов, ожидаются разъяснения по ICO).

Три новых закона Мальты недавно начали действовать, и никаких реальных примеров их применения (как и обещанного органа по работе с блокчейном) еще нет, но за получением лицензий туда уже обратились (по их заявлениям), например, Bittrex и крупнейшая криптобиржа Индии. Мальта отстала почти на год, но она является членом ЕС — а Гибралтар следует за Великобританией с ее Brexit: есть некоторая неопределенность в этом отношении.

На последней конференции в Лондоне в октябре представитель регулятора намекнул, что это позволит ему более гибко подходить к решению ряда проблем, хотя формально директивы ЕС были имплементированы.

Однако лицензия Гибралтара не будет автоматически признаваться на территории стран-членов ЕС. Не совсем ясно, как будут сочетаться требования о лицензировании по Директивам ЕС — и по новым «специальным» законам (в обоих государствах), и как будут выходить из ситуации регуляторы. По-видимому, как и практически везде — решение вопроса о предоставлении разрешения на деятельность будет решаться индивидуально для каждого заявителя. Практики мало или нет совсем — что означает, что сроки рассмотрения заявлений увеличатся, а результаты будут непредсказуемы.

Отметим, что Директивы ЕС имеют прямое действие на территории стран — членов ЕС и позволяют использовать лицензию одной страны во всех остальных. Швейцария не входит в ЕС, хотя и участвует в ЕЭЗ — поэтому формально не обязана следовать правилам Директив, и есть ряд интересных различий, — но и ее лицензии страны ЕС не обязаны признавать.

Однако правила большинства стран Европы, Швейцарии, Сингапура и других важных финансовых рынков имеют много общего в отношении контроля деятельности финансового рынка, выдачи лицензий, создания фондов — и многие из них применимы для крипотрынка.

Одной из важных проблем до сих пор была и остается невозможность регулирования — поскольку органы не готовы брать на себя риски и выдавать лицензии лицам, которые торгуют чем-то, не определенным в законе, и непонятным образом.

Страны, которые позволили приобрести легальный статус криптобиржам, обменникам, фондам и компаниям, которые оказывают сопутствующие услуги, привлекают крупных инвесторов. На Гибралтаре открылась первая регулируемая криптобиржа GBX, первую лицензию получил обменник Coinfloor — который переехал из Великобритании, где было трудно развивать бизнес.

Крупный регулируемый фонд создан и в Швейцарии — где есть благоприятные условия для неспешного, дорогого, но надежного создания криптобизнеса.

Великобритания до сих пор не считает возможным выдавать разрешение на оказание финансовых услуг бизнесам, связанным с криптовалютами — для них Гибралтар или Джерси стали выходом.

Регулируемые игроки, конечно, вынуждены действовать в рамках строгих ограничений (от уставного капитала, штата профессиональных сотрудников до повседневного контроля за источником происхождения средств, отчетности перед регулятором и прочих). Для мелких игроков это дорого, долго и сложно. Им остается искать островные юрисдикции, которые не запрещают работу без лицензий.

Однако наличие регулирования дает доступ к большому бизнесу, работе с банками и биржами — а главное, к инвесторам, которые не могут работать с нерегулируемыми участниками рынка (семейные офисы, фонды).

Несмотря на бурное и быстрое развитие, объем крипторынка на сегодня не сравним с объемом классического рынка финансовых услуг. Потенциал роста первого зависит от вхождения участников второго и их адекватного и гармоничного соединения.

Для этого необходимы гарантии безопасности операций, их прозрачность, наличие лицензированных поставщиков услуг (хранение/депозитарии, страхование), а также работа с финансовыми учреждениями. Не решена до сих пор проблема подключения банковского сектора — в отсутствие четких правил работы, поддержки центральных банков и все еще существенных рисков.

Важные тренды 2018 года — и, безусловно, 2019-го:

  • Появление институциональных игроков на рынках Европы, Азии, США и других (семейные офисы, фонды);
  • Изменение тенденции: поиск возможностей получения регулирования — вместо его избегания;
  • Жесткий контроль регуляторов за соблюдением правил криптобиржами, брокерами и другими участниками крипторынка — наряду с установлением правил для них;
  • Изменения в существующих и принятие новых правил для крипторынка — бирж, обменников, брокеров, хранилищ (ожидаются новости из Южной Кореи, Китая, Японии, США и других стран, не говоря о России);
  • Появление стейблкоинов (вслед за Tether), привязанных не только к валютам, но и реальным активам (необходимость растет в связи с работой бирж в парах «крипто-крипто», в частности);
  • STO вместо ICO («предложение токенов-ценных бумаг», на самом деле — цифровизация реальных активов, размещение токенов, которое проходит регулятора и соответствует или стандартам размещения проспекта эмиссии, либо попадает под льготы, либо отвечает другим требованиям);
  • Рост числа процессов по преследованию недобросовестных размещений и игроков рынка (в частном порядке, коллективные иски, или же по инициативе регуляторов и правоохранительных органов);
  • Определение статуса криптовалют и токенов, появление возможности защищать право собственности на них, вести учет и платить налоги;
  • Развитие технологий — позитивный фактор развития рынка (улучшение систем безопасности, увеличение скорости операций и другие факторы);
  • Межгосударственная работа над гармонизацией регулирования крипторынка, подходов к квалификации криптовалют, токенов, выдачи лицензий, правил в отношении KYC и AML (так, принята 5 Директива ЕС; предстоят обсуждения в Давосе, в рамках G-20, совместная работа стран ЕС, установление стандартов ФАТФ и т. д.).

Вероника Вовк, преподаватель программы дополнительного образования Blockchain Lawyers, руководитель практики блокчейн-технологий и криптоиндустрии компании «Лемчик, Крупский и Партнеры», L.L.M:

С момента своего создания биткоин (Bitcoin) не подвергался такому пристальному вниманию, как в 2017 и 2018 годах. До этого он интересовал только технических разработчиков, его довольно вяло обсуждали узкие специалисты, он не рассматривался широким кругом лиц как способ заработка.

Сейчас же ситуация в корне изменилась: за всеми событиями в мире криптовалют следят, созданы десятки новостных интернет-ресурсов, новости сразу идут на перевод и перепост на блоги и социальные сети. Уже сложно что-то скрыть — практически мгновенно становятся известны любые высказывания о криптовалюте в различных уголках мира, что сразу влияет на ее курс в связи с высокой волатильностью.

За последние несколько лет хаотичная торговля криптовалютами все чаще происходит с помощью различных криптобирж. И что интересно, многие пользователи криптовалют пристально наблюдают за азиатскими странами. Несмотря на негативную политику в отношении криптовалют со стороны Китая, в целом можно сказать, что Азия — лидер мировой криптовалютной экономики, и выделяются в последнее время Япония, Южная Корея, Гонконг.

Нельзя также отрицать роль таких финансовых центров, как США, ЕС, Австралия, которые влияют на развитие криптовалютной отрасли. Поскольку криптовалюты в большей или меньшей степени обладают такими качествами, как анонимность, безопасность платежей, отсутствие посредников при обмене, скорость транзакций — многие криминальные структуры перешли на расчеты криптовалютой. Эта проблема остро воспринимается всеми странами, что приводит к стремлению зарегулировать зародившуюся сферу и установить контроль за потоками криптовалюты.

В первую очередь, необходимо отметить влияние FATCA (Foreign Account Tax Compliance Act, Закон о налоговой отчетности по зарубежным счетам) в противодействии отмыванию денежных средств через криптовалюту. Отсутствие стандартов в отношении криптовалюты не мешает FATCA отмечать риски, возникающие при использовании криптовалют и рекомендовать странам-участницам следовать общим принципам борьбы с отмыванием денежных средств.

Многие юрисдикции самостоятельно разрабатывают правила участникам крипторынка по регулированию криптобирж и контролю обмена криптовалют. Нельзя не выделить то, что многие трейдеры, заходя в ту или иную криптобиржу, самостоятельно оценивают площадку по следующим критериям: место регистрации криптобиржи, наличие лицензии, существование специальных правил прохождения KYC/AML, наличие отчетов деятельности криптобиржи, раскрытие бенефициаров, внедрение систем безопасности и предотвращение краж со стороны хакеров. Хотя, конечно, популярность биржи и отзывы в интернете играют первостепенную роль.

С точки зрения законодательного регулирования в настоящий момент можно выделить три подхода к деятельности криптобирж:

  1. Криптобиржа признается кредитной организацией, что дает автоматическое применение мер противодействия отмыванию денег и финансирования терроризма, а также правил по хранению банковской тайны и другие. Этого подхода придерживаются многие государства — Швейцария, США, ЕС.
  2. Введение нового субъекта и его регулирование в целях применения мер противодействия отмыванию денег и финансирования терроризма, то есть вводятся и раскрываются понятия криптобиржа и криптокошельки. Такой подход выбрал, например, остров Мэн.
  3. Создание альтернативного законодательства о новом рынке. В частности, так поступила Япония, приняв поправки в Закон о платежных услугах 2017 года. Под регулирование также может попадать только обмен крриптовалюты на фиатную валюту (Великобритания) или обмен криптовалюты на криптовалюту или на фиат.

Развитые юрисдикции по общему правилу предъявляют следующие требования к регистрации и работе криптобирж:

  • Размер к достаточному капиталу;
  • Локализация компании;
  • Наличие стандартов по охране персональных данных;
  • Ведение списка подозрительных агентов;
  • Отчет о подозрительной деятельности;
  • Оформление отчетов по транзакциям, превышающим $10 000;
  • Ведение записей по транзакциям в течение пяти лет;
  • Составление программы против отмывания денег (программы внутреннего контроля, обучение персонала).

Требование могут распространяться не только на криптобиржи на их территории, но и на те криптобиржи, которые оказывают услуги их резидентам. Такая практика распространена, например, в США и Германии.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен. Много эксклюзивных историй, полезных материалов и красивых фото.

Партнерский материал

Читайте также:
Пожалуйста, опишите ошибку
Закрыть