Почему люди так любят теории заговора
Media Whale/Shutterstock.com
Главная Аналитика

Теории заговора обильны и разнообразны. Многие из них представляют собой вполне безобидные причуды, но некоторые способны нанести значительный ущерб, и, увы, далеко не только их сторонникам. Последние открытия в области психологии и социологии позволили ученым чуть лучше разобраться в том, почему многим из нас так хочется верить некоторым идеям — и каким именно.

В некоторых районах Америки с неслыханной скоростью распространяется болезнь, которая считалась побежденной еще каких-то десять лет назад: корь. За 2017 год в одной лишь Миннесоте этот диагноз был поставлен 58 раз. Власти говорят, что такой вспышки заболевания в штате не наблюдалось больше 30 лет — зато в 2008 году похожая эпидемия внезапно охватила Калифорнию. Тогда ученые определили, что источником инфекции мог стать семилетний мальчик, родители которого отказались от вакцинации.

Сегодня же исследователи совершенно уверены: за возвращение опасной болезни напрямую отвечают семьи, сознательно избегающие прививок.

Долгое время считалось, что корью обязательно нужно переболеть в детстве: для взрослого инфекция могла оказаться смертельной. Из нескольких миллионов американцев, заразившихся корью в 60-е, тысячам понадобилась срочная госпитализация — и все же болезнь продолжала уносить в среднем по 500 жизней в год. Но уже в 1963 году врачи начали применять первые вакцины, и за несколько десятков лет корь почти исчезла в развитых странах.

Согласно отчету Министерства здравоохранения Австралии, за 2016 год произошло 23 случая летальных осложнений при различных инфекциях, которые можно было бы легко предотвратить с помощью вакцинации в период между 2005 и 2014 годами. Более того, необходимые вакцины были вполне доступны пациентам.

К сожалению, нередко люди отказываются от прививок добровольно. «Антипрививочники» убеждены, что вакцины приносят куда больше вреда, чем пользы; многие из них считают, что фармацевтические компании и правительства намеренно скрывают опасные последствия всеобщей вакцинации.

И это лишь одна из многих теорий заговора, упрямо игнорирующих факты — в интернете без труда можно найти сотни других примеров. Скажем, существует весьма активное движение, отрицающее изменение климата: его идеологи уверены, что ученые подделывают данные о глобальном потеплении и его связи с деятельностью человека.

Психологи выяснили, что сторонники одной конспирологической теории более восприимчивы к другим.

Многие из таких теорий вполне безобидны — кто-то любит порассуждать о том, что человек никогда не был на Луне, кто-то уверен, что сэр Пол Маккартни давно умер, а его место с тех пор занимает двойник. Увы, это относится не ко всем идеям конспирологов: некоторые из них могут оказаться действительно опасными.

Последние открытия в области психологии и социологии позволили ученым чуть лучше разобраться в причинах и следствиях этого явления. Они надеются, что это поможет смягчить риски и предотвратить разделение общества на изолированные группы.

Почему люди так любят теории заговора
«Антипрививочники» убеждены, что вакцины приносят куда больше вреда, чем пользы.

В теориях заговора нет ничего нового. Еще в III веке до н.э. гностичекое Евангелие от Филиппа утверждало, что Иисус Христос был женат на Марии Магдалине — позже этот миф растиражировала популярная литература вроде «Кода да Винчи».

Истории о могущественном ордене иллюминатов восходят к реально существовавшему в XVIII веке тайному обществу (правда, исторические иллюминаты не имели ничего общего с тем, что говорят о них городские легенды). События недавней истории тоже возбуждают воображение конспирологов — кое-кто даже ухитряется отрицать Холокост, несмотря на ужасающие свидетельства гибели шести миллионов евреев во время Второй мировой войны.

Психологи давно пытаются понять, почему некоторые убеждения оказываются такими устойчивыми, но похоже, что однозначного ответа на этот вопрос не существует. Теорий заговора слишком много. По некоторым оценкам, до половины всего населения США верит хотя бы одной из них. Это означает, что невозможно выделить какие-то черты, составляющие психологический «профиль» конспиролога.

«На каком-то уровне мы все склонны к подозрительности, особенно когда речь заходит о доверии к правительству», — говорит профессор Кентского университета Карен Дуглас.

Считается, что иррациональный страх перед группами или отдельными людьми, мотивов которых мы не понимаем, может быть оправдан с эволюционной точки зрения.

Почему люди так любят теории заговора
«Код да Винчи» популяризовал миф, согласно которому Иисус Христос был женат на Марии Магдалине.

Но когда Дуглас занялась проблемой вплотную, ей удалось найти сразу несколько возможных объяснений, почему некоторые из нас особенно восприимчивы к теориям заговора. Во-первых, одно из ее исследований показало, что такие люди могут иметь выраженную, почти нарциссическую потребность в чувстве собственной уникальности. Теории заговора дают им ощущение доступа к «секретной» информации или особым аналитическим способностям.

Еще в 1984 году ученый и писатель Майкл Биллиг говорил: «Теории заговора обещают мгновенно приобщить адепта к тайному и предельно важному знанию, сделать его куда более осведомленным экспертом, чем те, кто узурпировал это звание».

Работа Карен Дуглас дает основания считать, что Биллиг был прав — по крайней мере, отчасти.

Другие исследования показывают, что теории заговора удовлетворяют нашу бессознательную потребность в понятном и объяснимом мире, которая особенно обостряется в тревожных, плохо поддающихся контролю обстоятельствах.

Мало кто готов принять тот факт, что даже самые чудовищные акты насилия, такие как массовое убийство, могут быть вызваны совершенно случайными факторами. Поэтому, говорит профессор психологии Университета Бристоля Стефан Левандовски, психологически нам проще видеть за случайными событиями чье-то скрытое влияние.

Вспомним случай со стрельбой в Лас-Вегасе в 2017 году, — самое трагическое массовое убийство в истории США, которое унесло жизни 58 человек. В нем обвиняют исламских террористов, антифашистов и даже вездесущих иллюминатов. На сайте Snopes, посвященном проверке фактов, можно найти длинный список подобных версий, не имеющих никакого отношения к действительности. «Нам не нравится идея, что ужасающие события могут произойти безо всякой причины, поэтому мысль о заговоре могущественных сил становится утешительной», — говорит Левандовски.

Воспитание также может быть важным фактором: похоже, что люди, имеющие проблемы с привязанностью к родителям, более склонны поддерживать теории заговора. К такому выводу приходит исследование, которое должно выйти в журнале Personality and Individual Differences в апреле 2018 года.

Почему люди так любят теории заговора
MAR Photography/Shutterstock.com
Многие верят, что Элвис Пресли инсценировал свою смерть.

«Эти люди более склонны преувеличивать угрозы, чем многие другие, — объясняет Дуглас. — Отчасти это защитная реакция, которая помогает им объяснять или оправдывать свою повышенную тревожность». Эффективность этого подхода — отдельный вопрос: во всяком случае, он определенно не помогает снизить уровень стресса, и даже может вызвать чувство разочарования и беспомощности, что лишь укрепляет веру в таинственные закулисные силы.

Многие теории заговора наивны или даже абсурдно глупы, но их распространение грозит опасными последствиями. Их сторонники не верят в возможность влияния на политику, и, как следствие, реже участвуют в выборах. Отрицатели глобального потепления не хотят заботиться об экологии и не поддерживают политиков, которые обещают это делать. Антипрививочники способствуют распространению болезней, которые могут привести к смертельному исходу. В эпоху «дезинформационного шока» все эти угрозы предельно реальны, говорит Левандовски.

Ученые, которые пытаются бороться с теориями заговора с помощью точных фактов, быстро впадают в отчаяние — часто результат оказывается полностью противоположным. Левандовски обнаружил, что чем сильнее человек верит в теорию заговора, тем меньше он склонен доверять научным фактам. Скорее уж он решит, что человек, который пытается его переубедить, сам является жертвой, а то и участником заговора. «Таким образом, любые доказательства против теории заговора интерпретируются как доказательство в ее пользу», — разводит руками ученый.

Почему люди так любят теории заговора
Конспирологи считают, что на долларовой купюре можно найти масонские тайные знаки.

Это показывает, до какой степени поляризован наш мир. Исследование, посвященное тому, как распространяются теории заговора в интернете, показало, что между пользователями, которые делятся научными новостями, и аудиторией конспирологов практически нет пересечений.

«Мы живем в отдельных мирах», — говорит физик Дэвид Граймс из Королевского университета в Белфасте. Его так утомила фраза «официальная наука скрывает», что он разработал алгоритм, демонстрирующий, что никакой действительно крупный заговор невозможно сохранить в тайне хоть сколько-нибудь продолжительное время: чем больше людей в него вовлечено, тем быстрее он будет раскрыт.

«Мы все живем в одном мире, и последствия наших общих решений в области политики или этики касаются каждого из нас. Если мы не можем прийти к согласию даже по самым фундаментальным вопросам, о принятии верных решений нечего и говорит», — говорит Граймс.

Хотя универсального решения, похоже, быть не может, тщательное исследование психологической подоплеки теорий заговора может дать нам некоторые намеки на правильный курс действий. Мы уже знаем, что идеология часто связана с иррациональными убеждениями, — скажем, идеология свободного рынка тесно коррелирует с отрицанием изменения климата. Нам известны и другие черты, которые делают людей более восприимчивыми к бездоказательным, но внутренне целеообразным объяснениям. Нам нужно понять, что все мы склонны видеть закономерности даже там, где их нет, говорит Граймс.

«Реальность такова, что мы живем в стохастической Вселенной. Нам хочется увидеть в ней сюжет, но мир бессюжетен — мы додумываем его по ходу дела», — уверен ученый.

Почему люди так любят теории заговора
Подавляющее большинство ученых согласны, что глобальное потепление вызвано деятельностью человека.

Новые технологии часто приводят к тому, что мы часто замыкаемся в собственном информационном пузыре, но они же могут помочь нам из него выбраться. В Норвегии стартовал перспективный эксперимент — чтобы оставить комментарий, посетители новостного ресурса должны пройти короткий тест на понимание только что прочитанного текста. Это помогает предотвратить распространение информационного шума, говорит Левандовски, избежав в то же время цензуры.

Еще один возможный выход — обучать пользователей оценке достоверности источника, а также привлекать общественных деятелей к ответственности за распространение дезинформации. Уже сейчас отдельные ресурсы и организации пытаются реализовать эту стратегию, но пока не всегда успешно. Граймс обнаружил, что действительно сильные убеждения таким образом изменить почти невозможно, но те, у кого еще остались сомнения, могут перейти на сторону фактов.

Наконец, всем нам стоит более внимательно следить за контентом, которым мы делимся в социальных сетях: часто мы реагируем на громкие заголовки, фактически игнорируя содержание статьи.

«Нам доступны все знания мира, и все же мы одержимы пустыми домыслами», — говорит Граймс.

Это значит, что мы действительно не должны слепо верить тому, что мы читаем и слышим. Если что-то звучит необычно или надуманно, скорее всего, так оно и есть. Если вы представляете себе весь невероятный масштаб теорий заговора, вы уже на шаг впереди в борьбе с дезинформацией.

Подготовила Лиза Добкина

Источник: BBC

Пожалуйста, опишите ошибку
Закрыть