Закат эпохи Uber
AP Photo/Gene J. Puskar
Главная Аналитика, Беспилотные автомобили, Uber, Google

Google обвиняет Uber в краже коммерческой тайны — и этот судебный процесс может лишить сервис такси будущего.

Uber всегда считал, что в конкурентной борьбе все средства хороши. Такой подход позволил ему превратиться из каршерингового сервиса в технологического гиганта с капитализацией в 68 млрд долларов — но теперь кажется, что он же способен привести компанию к краху.

За последние несколько недель вокруг Uber разразилось несколько скандалов, начиная с его неуклюжей реакции на антииммиграционный указ Дональда Трампа, из-за которого более 200 тыс. клиентов объявили сервису бойкот, и заканчивая сообщениями о том, что стартап использовал специальное ПО для обхода местных законов. Кроме того, компанию обвиняли в том, что ее руководство закрывает глаза на обвинения в сексуальных домогательствах и поощряет шовинистические порядки.

Две недели скандалов: В чем обвиняют Uber

Генеральный директор Uber Трэвис Каланик, которого недавно засняли на видео ругающим одного из водителей такси, признал, что корпоративная культура его компании должна измениться и что в этом ему нужна помощь.

Инвесторы уверены, что Uber сможет преодолеть эти трудности. Но в Кремниевой долине ходят слухи, что компания может столкнуться с гораздо более серьезной угрозой: иск, поданный Alphabet (NASDAQ: GOOG) в конце февраля, обвиняет Otto, дочернюю компанию Uber, в краже технологий беспилотного управления для автомобилей у Waymo, одного из подразделений материнской компании Google.

Такое нередко случается в технологической индустрии, где талантливые инженеры уходят с насиженных мест, чтобы основать собственные компании. Согласно иску, Энтони Левандовски, бывший сотрудник Waymo, который покинул ее в начале 2016 года, чтобы стать одним из основателей Otto, унес с собой технологию лидара — главного сенсора системы автономного вождения. Через несколько месяцев Uber купил Otto за 680 млн долларов — и технология досталась ему.

Левандовски поймали на горячем: его компания по ошибке отправила в Waymo письмо, которое, по данным Google, предназначалось для Uber. В письме обнаружились схемы, имеющие «поразительное сходство» с собственными разработками Waymo.

Письмо подтвердило подозрения Google в том, что Левандовски присвоил секретные данные, и несколько недель спустя компания подала иск. «У нас будет шанс изложить нашу точку зрения в ближайшем будущем, и мы с нетерпением ждем этой возможности», — сказал представитель Uber.

Хотя источники в Кремниевой долине утверждают, что сексистская культура Uber вряд ли навредит компании в долгосрочной перспективе, судебное разбирательство с Google — совсем другое дело. Не секрет, что беспилотные автомобили могут стать залогом прибыльности Uber, однако компания не слишком успешно следовала по этому пути. В прошлом году Каланик заявил, что Uber купил Otto из-за «понимания того, что мир неизбежно перейдет на беспилотные автомобили».

Если Uber не сможет стать одной из первых компаний на этом рынке, придется признать, «что будущее проходит мимо нас, и очень быстро». Если Alphabet удастся выиграть дело, это вполне может вынудить Uber свернуть свою программу беспилотного вождения и начать все с нуля. Для компании, теряющей более 1 млрд долларов в год, такое поражение может оказаться фатальным.

Почему Uber терпит многомиллиардные убытки

По словам осведомленных источников, Uber может позволить себе выплатить Alphabet солидные отступные. Но длительная битва за интеллектуальную собственность может подорвать настрой команды Uber задолго до того, как исход станет очевиден. Один из инвесторов говорит:

«Из Uber уходит все больше менеджеров, и это показывает истинное отношение компании к происходящему. Добавьте сюда отчеты компании, которые показывают, как много она теряет денег, и получится, что ее вполне может ждать бесславный конец. Верится в это с трудом. Пару лет назад я думал, что Uber может стать логистической компанией будущего».

Другие инвесторы настроены более оптимистичны. Один из них на вопрос журналистов Vanity Fair о том, сможет ли Uber справиться с ситуацией, ответил, что компания «уже сделала это». Другой сказал, что в будущем, когда Uber станет публичной компанией, он будет стоить 100 млрд долларов. Еще один источник, известный венчурный капиталист, говорит:

«Uber останется значимой силой на рынке. Назад пути нет».

Тем не менее и он признал, что Комиссия по ценным бумагам и биржам США может навлечь на компанию большие проблемы, если окажется, что Uber знал о потенциальных конфликтах в момент приобретения Otto.

Пока Кремниевая долина пытается сплотиться вокруг одной из своих икон, Waymo готовит новые ходы против Uber: на прошлой неделе компания изменила иск, потребовав наложить судебный запрет на использование Uber ее технологии автопилота.

Такое решение стало бы действительно сильным ударом. По словам инженера Google Пьера-Ива Дроза, который вместе с Левандовски и Эндрю Шульцем основал компанию, ставшую основой для проекта Google в области беспилотных автомобилей, Левандовски не скрывал своих планов создать новую компанию. «Я отчетливо помню, как 5 января 2016 года мы с Левандовски прогуливались по нашему офису в Маунтин-Вью», — говорит он:

«Во время этой прогулки он подчеркнул, что в своей новой компании хочет разработать лидар с дальним радиусом действия, который был бы особенно полезен для беспилотных грузовиков. Его очень интересовала эта тема. Кроме того, он сказал мне, что планирует „воспроизвести“ технологии Waymo в своей новой компании».

До этого Левандовски якобы говорил Дрозу, что встретился с Брайаном МакКлендоном, который руководил беспилотным проектом Uber. «Позже, в январе 2016 года, коллега сказал мне, что Левандовски видели в штаб-квартире Uber в середине января», — говорит Дроз. — «Я спросил об этом его самого, и он признал, что встречался с Uber, когда искал инвесторов для своей новой компании».

Если Левандовски, по сути, вел переговоры с Uber еще в 2015 году, это вполне вписывается в его имидж. Как и у Каланика, у Левандовски, по словам коллег, сложилась репутация человека, готового нарушать правила, чтобы воплотить свои идеи в жизнь.

Он потерял терпение, когда Google отложил релиз проекта, и нанял лоббиста в штате Невада, чтобы написать новый закон, который позволил бы таким компаниям, как Google, тестировать беспилотные автомобили в штате. В Google об этом узнали только когда компания получила счет от этого самого лоббиста, Дэвида Голдуотера.

В Uber, судя по всему, тоже считают, что часто проще попросить прощения, чем разрешения. В 2014 году на компанию обрушилась волна критики после того, как оказалось, что один из руководителей следил за поездками журналиста с помощью особого инструмента, а другой якобы заявил, что Uber вправе вести слежку за критически настроенными журналистами. Это плохо сказалось на репутации компании, — но не помешало Каланику привлечь еще несколько миллиардов долларов финансирования.

Uber не первый из гигантов Кремниевой долины, обвиняемый в краже технологий у конкурента. В начале этого года Facebook (NASDAQ: FB) пришлось заплатить 500 млн долларов игровой компании ZeniMax, когда Oculus, которую Цукерберг приобрел за несколько лет до этого, была признана виновной в нарушении соглашения о неразглашении и авторских прав.

Но Uber не подает в суд на небольшую компанию: он идет против Alphabet, самой дорогой IT-корпорации в мире с рыночной капитализацией почти в 600 млрд долларов.

Финансовые последствия могут оказаться совершенно иными. Facebook выжил бы, если бы суд постановил, что он должен закрыть Oculus. Если Uber придется начинать свою программу беспилотного вождения с нуля, это может стать его концом.

Подготовила Тая Арянова

Читайте также:
Пожалуйста, опишите ошибку
Закрыть