Россия завоевывает Ближний Восток — и получает новых врагов
Muhammad Hamed/Reuters
Главная Аналитика, Теракты, Россия, ИГИЛ, США, Сирия, Турция

Как Россия заняла место США — империалистической державы, нацеленной на войну с мусульманами и исламом.

Со вступлением в сирийскую войну и недавним взятием Алеппо Россия успешно развенчала Америку в качестве единственной действующей на Ближнем Востоке сверхдержавы.

В результате Москва стала незаменимым игроком в регионе. Параллельно растет влияние Кремля и в Европе — поток беженцев повышает рейтинги дружественных Владимиру Путину популистских партий.

На выборах во Франции выигрывает Путин

Впрочем, в понедельник, когда в Турции был убит российский посол, стало понятно, что у этих головокружительных успехов есть и обратная сторона. Влияние Америки упало, и на Ближнем Востоке Россия заняла место США: империалистической державы, нацеленной на войну с мусульманами и исламом.

В последнее время в регионе не было отмечено антиамериканских выступлений, зато в декабре, во время осады Алеппо, рядом с российскими дипломатическими миссиями можно было увидеть десятки тысяч протестующих — и в Стамбуле, и в Бейруте, и в Кувейте, где толпа во главе с местными депутатами несла лозунги: «Россия — враг ислама».

В последние несколько недель шла осада Алеппо, закончившаяся взятием города. Войска Башара Асада обеспечивали наземную часть операции, Россия же отвечала за бомбардировки, и именно про месть за страдания Алеппо успел прокричать турецкий полицейский, застреливший российского посла Андрея Карлова.

Убийство дипломата было осуждено правительством, но радостно встречено в арабских социальных сетях и в лагерях палестинских беженцев. Хассан Хассан, сотрудник вашингтонского Института ближневосточной политики Тахрир, говорит:

«Россия, безусловно, воспринимается как новая враждебная сила. Реакция на зачистку Алеппо, одного из самых почитаемых суннитских городов на Ближнем Востоке, напоминает, как смотрели на США после вторжения в Ирак. Чтобы получить представление о том, как относятся к России, достаточно проследить, как по всему региону прославляют убийцу российского посла».

Хотя непосредственным объектом негодования в связи с падением Алеппо становится именно Москва, это событие также активизирует региональную поддержку джихадистских групп, известных терактами на Западе — ИГИЛ и Аль-Каиды (организации признаны террористическими и запрещены в России). Ливанский парламентарий Базем Шабб говорит:

«Есть ощущение, что взятие Алеппо знаменует новый этап. Люди очень недовольны, и этот гнев еще долгое время будет питательной средой для экстремизма в Европе и по всему миру».

В этот ряд можно и поставить убийство 12 человек на рождественском рынке в Берлине в этот понедельник — ответственность за атаку взяло на себя ИГИЛ.

Хотя преступник пока не найден, в сознании европейцев такие теракты ассоциируются с массовым притоком беженцев, начавшимся после прошлогоднего решения канцлера Германии Ангелы Меркель предоставить убежище сирийцам, бегущим от ужасов войны.

Правые политики поспешили возложить вину за берлинскую бойню на канцлера — в следующем году ей предстоит участие в выборах.

В 2017 году решится судьба ЕС

Впрочем, еще в октябре прошлого года, когда всего через месяц после начала развертывания российских войск в Сирии в небе над Египтом был взорван российский самолет, стало понятно, что Москва стала мишенью для мирового джихада — ответственность тогда также взяло на себя ИГИЛ.

Сегодня Россия еще больше вовлечена в дела региона — и в военном, и в экономическом отношении, и теперь на Москву злы уже не только джихадисты.

В результате, например, Эрдогану становится сложнее достичь консенсуса по поводу будущего Сирии с Россией и Ираном. До недавнего времени Турция была одним из самых решительных противников режима Асада, но смягчила позицию, поскольку Россия согласилась с турецкой военной операцией против ИГИЛ и курдских боевиков на севере Сирии.

Синан Ульген, бывший турецкий дипломат, возглавляющий аналитический центр Edam в Стамбуле, говорит: «С 2011 года турецкая правительственная пропаганда продвигала идеи, которые делают электорат очень чувствительными к сирийской трагедии, и более циничный взгляд на этот вопрос, безусловно, приведет к серьезному разочарованию».

Россия возвращается на Ближний Восток с нефтью, газом и оружием

Враждебность общества в Турции и других странах региона означает, что работа российских дипломатов столкнется здесь с проблемами, уже многие десятилетия знакомыми их американским коллегам.

Тем не менее как антиамериканские демонстрации и нападения на посольства десятилетиями не влияли на объем присутствия США на Ближнем Востоке, так и смерть Карлова вряд ли удержит Москву от каких-то действий.

Николай Кожанов, бывший российский дипломат в Иране, а ныне профессор Европейского университета в Санкт Петербурге, говорит:

«Произошедшее — иллюстрация растущей роли России в регионе. Сопутствующим фактором является рост рисков, но это не приведет к изменению политики».

И Турция, и Россия полны решимости не допустить, чтобы убийство Карлова помешало начавшемуся сближению двух стран.

В прошлом месяце Эрдоган даже выдвинул идею о присоединении к Шанхайской организации сотрудничества, объединяющему Россию и Китай, хотя полное

членство в этом союзе было бы несовместимо с участием в НАТО, членом которого является Турция.

Что бы ни случилось, все региональные лидеры прекрасно понимают, что Москва пришла на Ближний Восток надолго.

В интервью на прошлой неделе генеральный секретарь Лиги арабских государств, Ахмед Абуль-Гейт, сказал «Они хотят, чтобы с ними считались, чтобы в регионе ничего не происходило без их согласия. И они добиваются своего».

Тая Арянова

Источник: The Wall Street Journal

Читайте также:
Пожалуйста, опишите ошибку
Закрыть