Гид пессимиста-2017: Что пойдет не так в наступающем году
AP Photo/Ted S. Warren
Главная Аналитика, Дональд Трамп, Россия, ИГИЛ, США, Греция, Украина, Сирия, Apple, Китай, Хакеры, Google, Северная Корея, Нефть, Евросоюз, Facebook
Горячая тема
6 декабря 2016 г.
3518 3k

В 2016-м победа Дональда Трампа и Brexit потрясли планету. Наступающий год рискует оказаться не менее поразительным — можно ожидать и социальных потрясений в США, и ядерного кризиса в Северной Корее, и поражения Ангелы Меркель в Германии. Конечно, «Гид пессимиста» от Bloomberg — ненастоящий прогноз, но он позволяет представить, как будут выглядеть ленты новостей, если все пойдет наперекосяк.

Трампляндия

  • В первые недели после выборов популярность Трампа бьет все рекорды, и радостный республиканский Конгресс одобряет огромные объемы финансового стимулирования экономики.
  • После того как новый президент вступает в должность и перечеркивает все достижения Обамы, отменяя действие его указов, волна протестов набирает силу.
  • Движение объединяет студентов, антирасистских активистов Black Lives Matter, бывших участников Occupy Wall Street и анархистов. Трамп пытается ввести в крупных городах чрезвычайное положение и комендантский час.
  • Калифорния становится центром противостояния Трампу; некоторые называют движение Calexit. Трамп снижает природоохранные ограничения, штаты сопротивляются. Миллиардеры Илон Маск и Шерил Сэндберг создают прогрессивный альянс против Трампа в расчете на выборы 2020 года.
  • Все это вызывает глубокие разногласия в правящей коалиции Трампа. Республиканский Конгресс расколот, в администрации все тянут одеяло на себя и готовы перегрызть друг другу глотки.
  • В первые месяцы правления Трампа акции банков, производителей стали и оборонных компаний дорожают. Но вскоре этот тренд сходит на нет, и растет доходность казначейских облигаций. Удар принимают акции Google ( NASDAQ: GGOGL), Facebook (NASDAQ: FB) и Apple (NASDAQ: AAPL); противостояние Трампа и калифорнийских миллиардеров обостряется.

Джоэл Нарофф, Naroff Economic Advisors: «Представим себе, что Трампу удалось провести все свои инициативы. Финансовое стимулирование экономики с и без того высокой занятостью вызывает резкую нехватку рабочей силы; зарплаты взлетают; ФРС вынуждена бороться с ростом инфляции, рынок жилья рушится, а банки и финансовая система уходят в новый штопор».

Ялта 2.0

  • Изоляционизм Трампа и агрессия Путина ставят Меркель в тяжелое положение: ей нужно либо вооружать Европу против России, либо прислушаться к совету Трампа и заключить с Путиным сделку, договорившись о разделе сфер влияния в Восточной Европе.
  • Путин отзывает своих хакеров и истребители и соглашается прекратить вмешательство в дела США и ЕС.
  • Со своей стороны, Меркель и Трамп признают Украину, Белоруссию и Сирию сферой влияния России. Путин доволен — через 26 лет после распада СССР авторитет страны полностью восстановлен. Он начинает открыто говорить об отставке — после еще одного президентского срока.
  • После возвращения России в мировое сообщество курс рубля растет. Акции оборонных компаний падают — оказывается, ЕС не придется вооружаться.

Дэвид Бохунек, Comsense Capital: «Рост влияния пророссийских политических партий в 2017 году может стать большой угрозой для глобальной политической стабильности — в частности, в Болгарии, Молдавии и Эстонии».

Китай и Америка начинают экономическую войну

  • В первые же минуты в день инаугурации Трамп в Twitter обвиняет Китай в валютных манипуляциях и обещает ввести «огромные» импортные пошлины.
  • Он еще на пути в Капитолий, а Китай уже начал мстить: Пекин девальвирует юань, отменяет заказы на самолеты Boeing и блокирует продажи iPhone.
  • Впрочем, вскоре Китай отвлекается на внутреннюю политическую борьбу и попытки оживить перегруженную кредитами экономику.
  • В Китае начинается глубочайшая рецессия.
  • В ожидании пошлин растет индекс Russell 2000, куда входят компании, ориентированные на внутренний рынок. В Азии наступает валютный кризис, подобный кризису 1997 года, и рецессия.

Аласдэйр Кавалла, Центр экономики и бизнес-исследований: «Протекционизм будет самым важным предметом разногласий в правительстве Трампа. Большая часть Республиканской партии и ее союзники в бизнесе будут решительно против повышения торговых барьеров, в то время как для Трампа это один из немногих пунктов, по которым он не меняет свою точку зрения. Без этого не вполне понятно, что он может предложить своим сторонникам в постиндустриальных городах Америки».

Северная Корея обыгрывает Трампа

  • В первые месяцы в Белом доме Трамп пересматривает международные обязательства США. Он приостанавливает членство страны в НАТО, а затем и в Организации Объединенных Наций. Традиционные враги Америки вздыхают с облегчением.
  • ИГИЛ (организация признана террористической и запрещена в России), пользуясь изоляцией США, расширяет операции с наркотиками за пределы Афганистана и радикализирует Центральную Азию.
  • Не имея возможности надеяться на американский ядерный щит, Саудовская Аравия и Япония начинают развивать собственные ядерные программы.
  • Мир в шоке: Северная Корея доказывает, что у нее есть миниатюрное ядерное устройство и ракеты, способные поразить западное побережье США.
  • Вся азиатская стратегия Трампа пошла насмарку — ему приходится идти на поклон к Китаю и просить помощи Пекина в сдерживании соседа-изгоя.
  • Акции оборонных компаний идут вверх, восточно-азиатские акции падают — инвесторы предпочитают более безопасные активы: казначейские облигации и золото.

Элисон Грэм, Voltan Capital Management: «Россия и Китай интерпретируют избрание Трампа как сигнал к более агрессивному преследованию своих интересов. Трамп склонен персонализировать и эскалировать конфликты; он не видит, что США выгодно поддержание мирового порядка, и это создает ощущение приближения глобального кризиса».

В Европе катятся головы

  • Вдохновленные победой Трампа, европейские избиратели, и голландцы — первые среди них, переходят на сторону популистов, которые выступают за ужесточение границ, аннулирование соглашений о свободной торговле и даже за выход из еврозоны и всего ЕС в принципе.
  • Во Франции Марин Ле Пен, придерживающаяся антииммиграционного курса, становится президентом, а затем проводит референдум по выходу страны из ЕС.
  • В Италии на внеочередных выборах к власти приходит «Движение пяти звезд» во главе с Беппе Грилло, который тут же назначает референдум по выходу из еврозоны и введению лиры.
  • В Германии Меркель проигрывает выборы. В Великобритании, после того как переговоры по Brexit заходят в тупик, Терезу Мэй вытесняют сторонники более жесткого курса в политике.
  • В Восточной Европе правое крыло Чехии сближается с Россией и созывает референдум по вопросу выхода из НАТО. На фоне Frexit перестает существовать Шенгенская зона.
  • Греция снова тонет в кризисе, но на этот раз спасать ее некому.
  • В отличие от долгового кризиса 2009−2012 годов, евро лишается политической поддержки и входит в штопор.

Алан Маккуэйд, Merrion Capital: «Самая большая угроза следующего года исходит от Европы. Невозможно спрогнозировать, как будет развиваться ситуация, если Марин Ле Пен удастся то, что не удалось Хиллари Клинтон, и она станет первой женщиной-президентом своей страны».

Интернет (плохих) вещей

  • Amazon (NASDAQ: AMZN), Apple и Google разоблачают правительство и признают наличие программ пассивной прослушки в смартфонах и прочей электронной технике, вроде колонок Echo. Тем временем Wikileaks ополчается на Трампа.
  • Прогосударственные хакеры сеют панику и выводят из строя критически важные объекты инфраструктуры, например, электростанции, подключенные к интернету медицинские приборы и беспилотные автомобили.
  • Несмотря на то что ни одна иностранная держава не возьмет на себя ответственность за эти проделки, все улики будут указывать на Россию или Китай, которые стремятся развязать кибервойну между сверхдержавами.
  • Акции технологических компаний серьезно теряют в цене.

Биргир Харальдсон, Nightberg: «Надо отнестись к этому серьезно. В области кибербезопасности произойдет настоящий взрыв активности, когда война перейдет в более открытую фазу, благодаря деятельности хакеров, спонсируемых из госбюджета».

Куба — назад в СССР

  • Трамп отступает от намеченного Обамой курса на сближение между Кубой и США, и бывшая социалистическая республика лишается единственного шанса вернуть экономику к жизни.
  • Когда истощается денежный поток из США, а потом финансовую помощь сокращают и региональные союзники — Бразилия и Венесуэла, — Куба обращается к двум другим игрокам, все еще заинтересованным в регионе: Китаю и России.
  • Учитывая исторический контекст, президент Рауль Кастро позволяет России вновь открыть разведбазу в Гаване.
  • Российская разведка всего в 145 км от Майами — это слишком близко даже для Трампа, так что потеплевшие было отношения с Владимиром Путиным снова осложняются, и страны возвращаются во времена Карибского кризиса 1962 года.
  • Туризм, а особенно индустрия круизных лайнеров, в трудном положении.

Линн Ризер, университет Point Loma Nazarene: «Что ждет американо-кубинские отношения? Будет ли Аргентина и дальше прилагать усилия к восстановлению экономики? Последует ли Бразилия ее примеру? Сохранится ли в Венесуэле нынешний режим?».

Крах Мексики

  • Трамп выводит США из НАФТА (Североамериканское соглашение о свободной торговле), повышает тарифы на мексиканский экспорт и налагает большой налог на денежные переводы от рабочих в США, чтобы проспонсировать ту самую стену на границе с Мексикой.
  • Мексика погружается в глубокую рецессию и теряет заветный инвестиционный рейтинг.
  • Массовая депортация из США толкает безработных к незаконной торговле наркотиками.
  • Когда враждебность по отношению к гринго достигает своего апогея, левый популист Андрес Мануэль Лопес Обрадор становится фаворитом на президентских выборах 2018 года. Его программа включает в себя пересмотр контрактов по экспорту нефти, ранее выданных частным компаниям. На горизонте маячит национализация.
  • Песо продолжает падать, инфляция растет, вместе с ней растут и затраты по займам. Начинается распродажа мексиканских корпоративных облигаций, что может вылиться в новую волну реструктуризации долгов.

Артур Джурус, Mirabaud Asset Management: «Мы считаем, что Дональд Трамп сосредоточится на внутренней политике: снижении налогов, урегулировании ситуации с 2 млн нелегальных иммигрантов. Вопрос о выходе из НАФТА может встать к концу 2017 года».

«Золотой мальчик» Саудовской Аравии выходит из игры

  • Усилия вице-кронпринца Мухаммада ибн Салман Аль Сауда диверсифицировать источники дохода крупнейшего производителя нефти не дают никаких результатов второй год подряд.
  • Для Саудовской Аравии Йемен становится своим Вьетнамом, на смену щедрым субсидиям приходят налоги, что ведет к росту недовольства населения на фоне ухудшения условий жизни.
  • В то же время хрупкий баланс сил в регионе кренится в сторону главного врага королевства — Ирана, так как сторонники шиитов делают успехи в Ираке и Сирии.
  • Саудовский дворцовый переворот приводит к власти нового члена королевской семьи, который оттесняет вице-кронпринца и откладывает его реформы в долгий ящик.
  • Трамп решает, что Ближний Восток — больше не американская головная боль. Напряжение между Саудовской Аравией и Ираном перерастает в прямой военный конфликт.
  • Все это нарушает поставки нефти и газа через Ормузский пролив.
  • Цена на нефть скачет, инвесторы бегут, а на планах по приватизации нефтяной госкомпании Saudi Aramco можно ставить крест. После того как Саудовская Аравия прожжет все свои резервы, правительство девальвирует валюту, и весь остальной регион последует их примеру.

Бернард Бомол, Economic Outlook Group: «Сильнее всего нас волнует дестабилизация Саудовской Аравии, а на этот процесс могут повлиять самые разные факторы: Йемен, Иран, финансирующий террористические атаки на саудовские нефтяные месторождения, „Аль-Каида“ (организация признана террористической и запрещена в России — прим. ред.), разжигающая протесты. Этот год рискует стать поворотным в истории саудитов, а цены на нефть могут достичь трехзначных цифр».

Источник: Bloomberg

Читайте также:
Пожалуйста, опишите ошибку
Закрыть