На шее Венесуэлы затягивается петля
Люди, страдающие от голода, падают в обморок, стоя в многочасовой очереди за продуктами. AP Photo/Ariana Cubillos
Главная Аналитика, Венесуэла

Полки магазинов страны пусты, люди голодают, а кто в этом виноват? Правительство. Пытаясь изменить фундаментальные законы спроса и предложения, оно поломало систему стимулов для бизнеса. Теперь страна с крупнейшими в мире запасами нефти вынуждена прибегать к принудительному труду, чтобы прокормить население.

Революция в очередной раз пожирает своих сыновей.

Как же это произошло? Было понятно, что, если цены на нефть упадут с $110 до $40, как это случилось за последние два года, Венесуэле придется непросто. Дело в том, что в стране не осталось никакой экономики — нефть приносила стране до 95% дохода, и за ее счет субсидировались все остальные отрасли. И нефтяной крах ударил по Венесуэле сильнее, чем по любой другой добывающей стране. Один пример: по оценкам Международного валютного фонда, экономика России в этом году сократится «всего» на 1,8% — а венесуэльская на 10%. Вот разница между рецессией и катастрофой.

И это вполне рукотворная катастрофа. Ее можно представить в виде четырех фаз: инфляция, контроль цен, дефицит и, наконец, национализация. Вот как это работает или, вернее, не работает.

1. Инфляция

На шее Венесуэлы затягивается петля
AP Photo/Fernando Llano

Даже когда нефть стоила дороже $100 за баррель, правительство Венесуэлы было в минусе. Дело в том, что Уго Чавес взял деньги, которые государственная нефтяная компания должна была вложить в развитие месторождений, и потратил их на социальные расходы. В результате производство сократилось.

Это можно представить как проедание посевных семян — если так делать, на урожай надеяться не приходится. То есть правительство и при прежних ценах тратило больше, чем могло себе позволить, просто теперь оно начало тратить больше, чем оказалось способно занять.

Апокалипсис в Венесуэле: страна на грани краха

Дальше произошло то, что случается со всяким правительством-банкротом: деньги, которые были так нужны, просто напечатали. Именно поэтому инфляция, которая в 2012 году составляла 19%, в этом году дошла до 720%, а в следующем, по прогнозам, составит 2200%.

2. Контроль цен

Цены начали расти, и Венесуэла наступила на те же грабли, что и многие правительства до нее. Власти сделали вид, что ничего не происходит. Правительство приказало бизнесу установить определенные цены. Избранным игрокам по очень низкому курсу продавались доллары — чтобы эти компании могли купить за границей необходимые товары и продать их внутри страны по субсидированным ценам. Таким образом чависты хотели побороть инфляцию. Не получилось.

3. Дефицит

Беда в том, что правительство Венесуэлы забыло, что если пытаться заставлять бизнес продавать товары себе в убыток, он предпочтет их не продавать вовсе. Правительство даже пыталось покрыть часть расходов продавцов. Но и для субсидируемого бизнеса торговать оказалось недостаточно выгодно — проще было ничего не делать, чем терять деньги. Почему? Потому что продавая полученные от правительства дешевые доллары, компании зарабатывают больше, чем на импорте товаров.

В Венесуэле началась война за еду

В результате в Венесуэле тотальный дефицит — от лекарств до туалетной бумаги. Много только очередей. Показательно, что, когда в прошлом месяце чависты открыли границу с Колумбией на 12 часов, 85 тыс. человек ринулись к соседям за продуктами.

4. Национализация

На шее Венесуэлы затягивается петля
Ребенок проносит туалетную бумагу через границу Венесуэлы и Колумбии. Carlos Eduardo Ramirez/Reuters

Итак, что вы делаете, предприятия отказываются продавать товары себе в убыток? Вы обвиняете их в дефиците и берете дело в свои руки. По крайней мере именно так поступило правительство Венесуэлы. В 2013 году оно национализировало производство туалетной бумаги, а сейчас угрожает этой же мерой ведущей продовольственной и пивоваренной компании страны. Правда, это предполагает еще большие денежные затраты, а денег нет. Значит, придется еще больше печатать. И так далее.

К чему привел Венесуэлу Николас Мадуро

Нужно понимать, что в Венесуэле работают два правила. Во-первых, если может быть еще хуже — будет хуже. И, во-вторых, хуже может быть всегда. Пройдет немного времени, и мы будем вспоминать сегодняшнее время как хорошие деньки. Вы спросите, как это возможно, ведь население уже стоит в пятичасовых очередях? Ну, правительство Венесуэлы может достичь точки, где экономические стимулы совсем перестанут работать, и тогда оно перейдет к физическому принуждению.

В конце концов, денег уже едва хватает на то, чтобы печатать новые деньги. Так что покупать население теперь невозможно, а значит, его нужно запугивать. Армия уже заставляет мясников продавать мясо с 90-процентными потерями, а правительство заявило, что любой может быть снят с рабочего места и на два месяца направлен на работу в поле. Amnesty International утверждает, что это практически «принудительный труд». Это если вежливо, а по-простому — рабство.

Это напоминает переделанный старый анекдот: капитализм — это эксплуатация человека человеком, а социализм по-венесуэльски — это когда наоборот.

Источник: Washington Post

Читайте также:
Пожалуйста, опишите ошибку
Закрыть