Исландское экономическое чудо
Reuters
Главная Аналитика

Исландия, ставшая воплощением кризиса, сегодня чувствует себя гораздо лучше, нежели другие развитые экономики. В чем ее секрет?

Недавно исландцы вынудили премьер-министра уйти в отставку и грозятся на досрочных выборах отдать власть в руки партии пиратов.

Но в то время как в других странах Европы претензии населения к традиционным партиям связаны с невзгодами, в случае Исландии люди недовольны силой.

В отличие от стран еврозоны (как ключевых, так и периферийных), страдающих от чрезмерных внешних долгов, Исландия только что погасила свои обязательства на сумму 61 млрд долларов, вернувшись к безопасным уровням 2006 года.

Пережившая крупнейший финансовый коллапс в 2008-м, сегодня страна опять готова к росту и диверсификации экономики от рыболовства, туризма и алюминиевой промышленности в пользу возобновляемых источников энергии и информационных технологий.

Ее ВВП — один из самых высоких в мире на душу населения — вернулся к докризисному уровню и, по прогнозам центрального банка, вырастет на 4% в 2016 и 2017 годах, в два раза опережая темпы роста экономики еврозоны и Великобритании.

Хотя банки-переростки стали одной из причин мирового финансового кризиса, Исландия ответила на их крах не так, как остальная Европа, поступив в противовес мнению многих экономистов. Страна позволила национальной валюте обесцениться. Для государств еврозоны этот вариант был невозможен: им пришлось провести так называемую внутреннюю девальвацию — снизить зарплаты и цены.

Исландия национализировала крупные банки, обросшие непосильным уровнем задолженности. Были спасены только структурно важные компании. Чтобы кредиторы банков и другие иностранные инвесторы не смогли вывести деньги, был введен контроль за движением капитала. Местным компаниям, включая пенсионные фонды, было запрещено инвестировать за рубежом.

Фискальная политика

Центральный банк ужесточил денежно-кредитную политику. Процентные ставки достигли пика в 18% в 2009 году и остаются на уровне 5,75% в настоящее время. В Великобритании, еврозоне и США центробанки поступили наоборот: снизили ставки до нуля и приступили к количественному смягчению. Бросая вызов мерам жесткой экономии, превалирующим в Европе, Исландия позволила фискальной политике взвалить на себя задачу по борьбе с экономической и социальной напряженностью. В частности, государственные деньги были направлены на помощь домохозяйствам в выплате долгов — сохранение потребительских расходов помогло восстановлению.

Статус нобелевского лауреата, вероятно, помог экономисту Полу Кругману оторваться от преобладающего мировоззения в научной среде и отметить, что подобные меры позволили «отступнической» Исландии восстановиться намного раньше менее пострадавших стран еврозоны — даже Ирландии, глашатая общепринятой «политики жесткой экономии».

До сих пор в распоряжении критиков был один мощный контраргумент к этому невероятному лучику нордического солнца. По их утверждениям, своим существованием восстановление обязано драконовским мерам по контролю за движением капитала, введенным в ноябре 2008-го. Отказ от них будет болезненным, но продление будет столь же пагубным.

При первой же возможности иностранные инвесторы займутся возвратом своих средств. В этих условиях населению и бизнесу будет очень сложно получить кредиты даже на перспективные проекты, далекие от банковского дела. Критики утверждают: инвесторы внутри страны, за неимением других возможностей, развернутся к туризму и фондовому рынку. Все это грозит перегревом рынка и кризисом, который вызовет еще большие проблемы.

Отказ от контроля за движением капитала всегда сложен, особенно после восьми лет существования в небольшой открытой экономике с узкой производственной базой, состоящей преимущественно из рыбаков и наблюдателей за китами. Поэтому пессимисты намекают: как только контроль будет отменен, сказка обратится в пыль.

В этом кошмарном сценарии валюта Исландии обвалится вместе с оттоком зарубежных средств, которые никогда не вернутся. Процентные ставки вырастут, чтобы поддержать крону (и задушат инвестиции), а подорожание импорта вызовет галопирующую инфляцию. Со слабеющей национальной валютой стране будет труднее обслуживать остатки внешнего долга, несмотря на его значительное сокращение в последние годы.

Капитализм в одной стране

На практике Исландия вернула экономическую мощь в отдельно взятой золотой клетке — в том смысле, что теперь она может выйти наружу, расплавить «золото» и продать его. Профицит счета текущих операций, вызванный девальвацией, и восстановление стоимости активов национализированных банков после перехода экономики к росту позволили значительно сократить внешние долги. Исландия сможет справиться с их остатками, даже если курс кроны упадет после отмены капитального контроля.

Таков резкий контраст с еврозоной и особенно с Грецией, которой до сих пор приходится просить кредиторов о сокращении долгового бремени.

Вероятность валютного кризиса снижается благодаря профициту счета текущих операций (в страну поступает больше денег, чем выводится) и интересу зарубежных инвесторов к Исландии. Им импонируют высокие процентные ставки, перспективы роста и инвестиционные возможности. Местному населению и компаниям вполне по силам совладать с высокой стоимостью заимствований, поскольку большинство долгов выплачено, а доходы быстро растут.

Хотя отдаленный остров с 300-тысячным населением и уникальными природными ресурсами может показаться особым случаем, удивительный ренессанс Исландии служит вызовом классической экономической теории. Не только Кругман способен вынести полезные уроки из этой скандинавской саги. МВФ, настаивавший на свободном перемещении капитала как условии для своей помощи, недавно опубликовал исследование, в котором капитальному контролю отводится особая роль в поддержании стабильности в мире изменчивых международных денежных потоков.

Пираты, не приватизаторы

Ложка дегтя в этой неправдоподобной бочке меда оказывается политической, а не финансовой. За восстановлением экономики стоит коалиция социал-демократов и Зеленой партии Исландии и дальнейшая совместная работа Партии независимости и Прогрессистов.

Однако исландские избиратели, похоже, больше не доверяют ни правящим, ни оппозиционным политическим группам, существовавшим тогда. Пиратская партия была основана в 2012 году в рамках кампании за демократию и свободу информации. В последних опросах она лидирует. За нее готовы проголосовать 40% респондентов, что позволит пиратам возглавить любое правительство, сформированное после досрочных выборов этой осенью.

Неолиберализм все еще может вернуться — в лице Давида Оддссона, который (в качестве министра финансов, премьера и председателя центрального банка) стоял у истоков финансовой либерализации, предшествовавшей кризису 2008-го. Недавно он вернулся на необычайно многолюдную политическую арену страны.

Но всем своим существованием нормальный политический процесс обязан в высшей степени нереальным экономическим успехам, затмившим прошлые ошибки элиты.

Пожалуйста, опишите ошибку
Закрыть