В Венесуэле началась война за еду
AP Photo/Fernando Llano
Главная Аналитика

The Washington Post: Продолжительный экономический спад в стране с самыми большими запасами нефти в мире перерастает в гуманитарную катастрофу.

В темноте этот склад похож на любой другой — ангар с металлической крышей, рядом грохочет путепровод, в тени у стены спят бездомные.

Но внутри рабочие тихо разгружают черные пластиковые ящики. В них настолько ценный товар, что толпа разграбила часть грузовиков, разбила несколько лобовых стекол, а камень, брошенный чьей-то рукой, попал водителю в глаз. Солдаты и полицейские, столпившиеся в зоне погрузки, придают кварталу сходство с районом боевых действий.

29-летний Хуан Урреа, водитель грузовика, говорит: «Это просто сыр. Я никогда не видел ничего подобного». В это время рабочие выгружают сотни килограммов белого венесуэльского сыра кесо.

В Венесуэле началась борьба за пищу. Каждый день в каком-нибудь из уголков страны толпа грабит супермаркет. Демонстранты выходят на улицы, выступая против стремительного роста цен и сокращения поставок основных товаров. Состоятельные граждане вынуждены импровизировать: некоторые заказывают припасы из Майами через интернет. Семьи среднего достатка сокращают рацион: кофе без молока, сардины вместо говядины, два приема еды в день вместо трех. Бедные же трясут манговые деревья и прилагают все усилия, чтобы выжить.

Педро Зараза, продавец автомобильных масел, в пятницу видел у супермаркета толпу, которую пришлось разгонять военным. Он говорит: «Это какая-то дикость. Власти теряют последние рычаги влияния».

Голод в Венесуэле: люди на грани выживания

Если раньше кризис, казалось, развивался медленно, теперь он переходит в новую, более опасную фазу. Продолжительный экономический спад в стране с самыми большими запасами нефти в мире перерастает в гуманитарную катастрофу: падение цен на нефть и некомпетентность правительства привели к широкомасштабному дефициту и инфляции, которая в этом году может превысить 700%.

Политические ставки тоже растут. Граждане, уставшие от преступности, грабежей, отключений электричества, бесконечных очередей за едой и нехватки лекарств, обращаются против своих лидеров. В последние дни венесуэльцы выстраиваются в очереди, чтобы подписать петицию за отставку президента страны Николаса Мадуро, надеясь тем самым положить конец «социалистической революции», начатой 17 лет назад Уго Чавесом.

Ангел Рондон, механик, которому теперь зачастую приходится обходиться одним приемом еды в день, говорит: «Так дальше продолжаться не может. Нужны перемены».

Разочарованные «чависты»

В Венесуэле началась война за еду
Mariana Bazo/Reuters

Когда вечером вторника в бедном сельскохозяйственном районе рядом с Барловенто в часе езды от Каракаса перевернулся грузовик с рисом, слухи распространились быстро. Мать семерых детей Гленис Сира схватила полиэтиленовый пакет и выбежала из своей лачуги. К ней присоединилось более тысячи человек. Они успели добраться до деревни Ла Фундасьон, когда стало понятно, что никакого риса нет, и это только слухи.

Сира, один из нескольких свидетелей этой гонки, говорит: «Мы никогда не жили в такой нужде».

В течение многих десятилетий Венесуэла была одной из наиболее стабильных и развитых демократий Латинской Америки, с обширным средним классом, привыкшим к нефтяному благосостоянию. Экономические кризисы 1980-х и 1990-х годов потрепали многие венесуэльские семьи. Но эпоха Чавеса совпала с высокими ценами на нефть, так что мало кто оказался готов к катастрофе последних лет.

Как социалистическая революция продолжает разрушать Венесуэлу

Сира давно с гордостью считала себя «чависткой» и была убеждена, что государственное участие в экономике — путь к равноправному обществу. Правительство Чавеса растратило все нефтяные доходы и миллиарды долларов внешних кредитов, зато Сира получала субсидию для матерей, живущих в условиях крайней нищеты. Другие программы помогали людям закончить недостроенные дома, третьи были нацелены на оплату образования для молодежи.

Она говорит: «Я всегда жила для революции».

Но социальные программы, запущенные Чавесом, иссякли, а в ближайшем магазине на полках стоят только двухлитровые бутылки Pepsi и сигареты Pall Mall. При Чавесе была создана сеть контролируемых правительством супермаркетов, где основные продукты питания продавались по льготным ценам. Но из-за инфляции даже эти цены для многих стали недосягаемы. Один килограмм маниока — это местный корнеплод — теперь стоит около трети минимальной зарплаты за неделю.

Соседи Сиры охотятся на оленей и броненосцев и выменивают свою скудную добычу на другие товары. Она выращивает еду для себя и скота сама: это ямс, помидоры и кукуруза. Когда-то в регионе выращивали какао, но постоянные засухи сделали это невозможным.

Она говорит: «Я — чависта, но ситуация отчаянная. Революция умирает, потому что народ голодает».

Падение цен на нефть

Много лет правительство экспроприировало частные компании, расширяло контроль над ценами и вообще всячески ухудшало условия для бизнеса. В результате Венесуэла почти перестала производить продукты питания. Даже кукурузу и рис приходится импортировать.

За последние два года цены на нефть упали примерно в два раза, до $50 за баррель и ниже. В результате экономика страны серьезно сократилась, и импорт в прежних объемах теперь не по карману. Частные компании тоже не могут платить за сырье, поскольку у них нет валюты, и ее обмен контролируется государством. Приоритетом правительства, которое пытается избежать дефолта, остается выплата долгов, в итоге импорт, включая продукты питания, падает. В последние дни в Венесуэлу даже перестали летать некоторые авиакомпании, в том числе Lufthansa, LatAm и Aeromexico — из-за жесткого валютного контроля они недополучают оплату за свои услуги.

Согласно недавнему исследованию, проведенному университетом имени Симона Боливара, около 87% населения не хватает денег на еду.

Луис Висенте Леон, директор социологической компании Datanalisis, говорит: «И это еще не пик кризиса». По его оценкам, количество продуктов в розничных сетях Каракаса сократилось на 80−85%. Он добавляет: «Поставок не хватает, и, вполне вероятно, ситуация будет продолжать ухудшаться».

В этом году Мадуро постановил, что распределение продовольствия должно контролироваться местными гражданскими комитетами. Их тысячи, и критики говорят, что они охотнее снабжают пищей сторонников правительства. Это значит, что не все субсидируемое продовольствие дойдет до прилавков государственных супермаркетов.

За первые пять месяцев этого года венесуэльцы грабили — или пытались грабить — те или иные предприятия по меньшей мере 254 раза — об этом сообщает местная правозащитная организация OVCS. Число демонстраций с требованиями, связанными с недостатком продуктов, растет каждый месяц — в мае их было уже 172. В результате беспорядков погибли несколько человек и более сотни были арестованы.

Администрация Мадуро обвиняет в инцидентах «экономическую войну», возглавляемую иностранцами и бизнесменами, которые, как утверждают власти, придерживают запасы продовольствия, чтобы дестабилизировать правительство.

На прошлой неделе, во время встречи Организации американских государств, министр иностранных дел Делси Родригес отрицала наличие гуманитарного кризиса.

Бесконечное ожидание пищи

Каждая перевозка продуктов — это риск. 20 июня сотни протестующих перекрыли шоссе в районе Эль-Гуапо, к востоку от Каракаса, заблокировав десятки грузовиков. Противостояние продолжалось весь день, и 32-летний водитель Джонатан Нарваес своими глазами наблюдал, как его сограждане грабили грузовики с мукой и макаронами. Солдатам пришлось использовать для разгона толпы слезоточивый газ.

Нарваес говорит: «Начальник хочет, чтобы я снова поехал. Я ему говорю: Босс, да в понедельник они меня и так чуть не убили».

Водители грузовиков, доставивших в Каракас сыр, были в пути 15 часов — они ехали из западных районов страны, возле границы с Колумбией. Они рассказывают, что в машины стреляли и кидали камнями, и что на военных КПП по дороге приходилось платить взятки деньгами или сыром.

Альфредо Санчес, старший водитель службы доставки Paisa, говорит, что подобные ситуации сейчас — норма по всей стране.

Другой водитель, назвавшийся Тони и работающий в компании Lacteos La Guanota, рассказывает, что недавно, когда он ехал через штат Арагуа, расположенный к северу от центра страны, протестующие окружили грузовики и забрали всех свиней и кур. «Было очень страшно», — говорит он.

Более состоятельные потребители заказывают доставку продуктов в Венесуэлу. Владелец курьерской компании Сорайя Седильо говорит, что 70% их клиентов — это венесуэльцы, живущие в США и покупающие продукты кукурузную муку, сахар, сухое молоко, туалетную бумагу, тампоны и другие товары для оставшихся дома родственников.

Два месяца назад Мария Евгения Родригес, мать двоих детей, работающая стоматологом, начала заказывать продукты онлайн — сухое молоко, сахар и хлеб. Она рассказывает: «Например, я покупаю на Amazon сахарозаменитель Splenda. Каждые пару недель к дверям моего дома приходит курьер и приносит полную коробку продуктов из Штатов».

В Каракасе очереди превратились в самостоятельные торговые экосистемы. Перед супермаркетом Plansuarez сотням выстроившихся в очередь людей со ржавых тележек продают сигареты и лимонад. Чтобы сократить толпы, чиновники предписали людям с разными цифрами в номерах удостоверений личности покупать продукты в разные дни.

51-летний Йорилей Рамос, рядом с которым стоит его 9-летняя дочь, говорит: «Мы ждем и не знаем, что сегодня дадут. Непонятно даже, дадут ли хоть что-нибудь. Дети плачут: „Я хочу есть!“, а ты вынужден отвечать им: „Ничего нет“».

Источник: The Washington Post

Пожалуйста, опишите ошибку
Закрыть