Как Россия отправляет боевиков в Сирию
REUTERS/Stringer
Главная Аналитика, Россия, ИГИЛ, Сирия

Reuters узнал, как российские силовики избавляются от беспокойных людей на Северном Кавказе.

Участники незаконных вооруженных формирований, месяцы и годы скрывавшиеся в лесах на Северном Кавказе, внезапно обнаруживаются в рядах боевиков в Сирии. Агентство Reuters нашло шесть исламистов из России, которые уехали из страны с помощью или с ведома властей и в итоге оказались в Сирии.

Такая схема действовала как минимум до 2014 года, наиболее широко она использовалась перед зимними Олимпийскими играми в Сочи, когда российские власти боялись, что исламисты попытаются устроить теракт во время соревнований.

По словам директора ФСБ Александра Бортникова, к декабрю 2015 года около 2900 россиян уехали воевать на Ближний Восток, почти все они покинули Россию после середины 2013 года.

«Русский — третий язык в ИГИЛ после арабского и английского. Россия — один из важных поставщиков боевиков», — сказала Екатерина Сокирянская, старший аналитик Международной кризисной группы, независимой организации, работающей над разрешением конфликтов.

Москва сейчас воюет в Сирии с ИГИЛ и другими группировками боевиков, нанося авиаудары и используя артиллерию.

Российские власти отрицают, что когда-либо помогали боевикам покинуть страну. Они говорят, что бойцы уезжали по своей воле и винят в отъезде людей вербовщиков ИГИЛ и иностранные государства, которые пропускали боевиков через свою территорию.

Российский МИД утверждает, что правоохранительные органы стараются пресечь выезд боевиков и привлечь к ответственности тех из них, кто возвращается. По данным ведомства, в России возбуждены сотни уголовных дел против в связи с тем, что россияне воевали в «составе незаконных вооруженных формирований в Сирии».

Разрешить боевикам покинуть Россию было удобно и радикалам, и властям. Сторонники халифата на Северном Кавказе халифат, были измождены годами, проведенными в бегах. Власти были недовольны тем, что боевики, загнанные в горы или поддержанные сторонниками, избегают арестов.

Но с лета 2013 года исламисты начали угрожать атаками во время проведения российской Олимпиады. Это нанесло бы ущерб репутации президента Владимира Путина, и Москва приказала чиновникам на юге России принять крутые меры.

Четыре года назад 38-летний участник незаконной исламистской группы Сааду Шарапудинов был в розыске и скрывался в лесу на Северном Кавказе. Но в декабре 2012 года российские спецслужбы неожиданно предложили ему уехать.

Через несколько месяцев он получил новый паспорт на другое имя и билет в один конец на самолет до Стамбула. Вскоре после приземления в Турции он пересек границу Сирии и влился в ряды группировки, которая позже присягнет на верность «Исламскому государству» (организация признана терррористической и запрещена в России).

На Шарапудинова вышел чиновник из его родного села Новосаситли в Дагестане, он организовал его встречу с офицером ФСБ в Хасавюрте. Офицер ФСБ сказал, что он может покинуть Россию и государство поможет ему в этом, «чтобы Олимпиада без происшествий проходила».

Северокавказские чиновники, отвечающие за безопасность, отрицают, что исламским радикалам намеренно оказывалась помощь в отъезде, но соглашаются, что их отсутствие помогло решить проблему с безопасностью в регионе.

Офицер силовых структур, принимавший участие в переговорах с боевиками из Новосаситлей, подтвердил, что несколько вооруженных бойцов «сложили оружие и вышли» из леса, перед тем как уехать в Сирию.

По его словам, в течение нескольких лет такие случаи бывали, но это не имело отношение к Олимпиаде. Он настаивает на том, что спецслужбы не помогали кому-либо уехать.

В Сирии Шарапудинов вошел в группу «Сабровский джамаат» с другими боевиками из России и республик бывшего СССР, они стояли в Аль-Дане недалеко от Алеппо.

Reuters нашел данные о пяти других боевиках, которые уехали из России при похожих обстоятельствах. Эти пятеро или погибли, или в тюрьме, или все еще в Сирии и недоступны.

Родные, соседи и местные чиновники рассказали, что все они были из Дагестана, и у российских властей были основания отказать им в необходимых для путешествия документах и не дать выехать из страны. Но в каждом из случаев власти сделали их выезд возможным.

Из дагестанского села Берикей с населением около 3000 человек на территории, которые контролирует ИГИЛ, уехали 28 человек.

Кого отпустили в Сирию

Магомед Рабаданов

Родился в дагестанском селе Берикей. В 2014 году Рабаданов был поставлен на учет как ваххабит, позднее его отец Сулейбан Рабаданов, был задержан и помещен под домашний арест за хранение взрывчатки дома.

В мае 2014 года Рабаданов с женой и сыном улетел из Москвы и затем оказался в Сирии. Его отец 2 января 2015 года получил сообщение через интернет о том, сын погиб в окрестностях сирийского города Кобани на границе с Турцией, сражаясь на стороне ИГИЛ против курдов.

Темур Джамалутдинов

Житель дагестанского села Джемикент Темур Джамалутдинов в сентябре 2014 года подал документы на заграничный паспорт, но получил отказ из-за неуплаченных алиментов бывшей жене. Был поставлен на профилактический учет как ваххабит, но через две недели покинул страну с новым паспортом. В конце декабря 2015 года его брат Арсен получил сообщение из Сирии о том, что Темур убит под Кобани.

Увайс Шарапудинов и Ахмед Денгаев

Жил в селе Новосаситли, состоял в том же формировании, что и Сааду Шарапудинов. По договоренности с местным ФСБ сложил оружие в обмен на отказ от преследований.

Летом 2013 года уехал из России и через Турцию добрался до Сирии, где воевал в составе вооруженных исламистских группировок.

Был ранен в боях за Кобани и умер в больнице на турецкой стороне границы.

Ахмед Денгаев

Жил в селе Новосаситли, состоял в том же формировании, что и Сааду Шарапудинов. По договоренности с местным ФСБ сложил оружие в обмен на отказ от преследований.

Летом 2013 года уехал из России и через Турцию добрался до Сирии, где воевал в составе вооруженных исламистских группировок.

Уехал из Сирии перед тем, как его отряд влился в ИГИЛ, вернулся в Россию и сейчас сидит в тюрьме за участие в боевых действиях, противоречащих интересам России, за рубежом.

Ахмед Алигаджиев

Родился в селе Гимры, которое пользуется репутацией центра активности исламистов. В 2008 году власти предложили ему сделку: он и еще трое бойцов получили загранпаспорта и разрешение уехать из России куда они захотят. Они выбрали Сирию.

Читайте также:
Пожалуйста, опишите ошибку
Закрыть