Конец романа Германии и Франции
REUTERS/Hannibal Hanschke
Главная Аналитика, Греция

Французский политолог и советник Фонда по стратегическим исследованиям Франсуа Гейсбур рассказал о том, почему отношения знаменитой политической пары Меркель-Олланд приблизились к финалу.

Европейская интеграция — игра, в которой 28 участников, а в конце всегда побеждают немцы и французы. Так было в течение почти 70 лет, так случилось и в прошлый понедельник, когда Ангела Меркель и Франсуа Олланд определили условия сделки, которую потом поддержали остальные. Это стало большим сюрпризом, учитывая серьезные различия в позициях двух стран.

Принято забывать о том, что Франция и Германия правят бал не потому, что всегда и во всем согласны между собой. Наоборот, часто их мнения различаются: Шарль де Голль выступал за европейское сообщество независимых наций, Конрад Аденауэр был общепризнанным федералистом. Неделю назад Берлин вовсю рассматривал выход Греции, а Париж думал над тем, как оставить ее в еврозоне. Поскольку точки зрения обеих стран обычно диаметрально противоположны, то компромисс между ними часто означает сделку, охотно принимаемую всеми — конечно, за исключением Великобритании. Во времена холодной войны стратегически зависимая Германия уступила ведущую роль Франции. Сегодня лидерство Берлина в вопросах вроде Украины не оспаривается благодаря поддержке Парижа. Именно поэтому договоренность, достигнутая в Брюсселе, несет в себе отпечаток «непрощения долгов», явно принадлежащий Германии.

В прошлый понедельник Франция была одной из трех стран, готовых подписать новое соглашение с Грецией (другими были Италия и Кипр). Окончательное решение опять же оказалось за Германией и Францией. Обе страны получили то, что хотели: для Меркель была неприемлема реструктуризация долга, а для Олланда — выход Греции из состава еврозоны. По возвращению из Брюсселя президент Франции получил высокую оценку сограждан.

Итак, магия этой пары все еще работает. Вероятно, помогает сходство черт характера двух лидеров: мягкие и неуверенные в себе, они — воплощение компромисса, столь важного для создания политической коалиции в Германии и объединения Социалистической партии во Франции.

И все же дружбе конец

Увы, это сближение может стать последним, поскольку пропасть между двумя странами, которая возникла на прошлой неделе, будет расти и углубляться. Открыто выступив за принудительное отделение Греции, Германия показала, что экономические соображения для нее важнее, чем политические и стратегические.

Франция расставляет приоритеты по-иному: 14 июля президент Олланд предложил сделать еврозону политически ответственным субъектом со своим парламентом и бюджетом. Это возможно только в том случае, если новая схема спасения окажется успешной.

К сожалению, избежав того, что они так ненавидят — прощения долгов, — немцы могут оказаться в собственной ловушке. Увеличение долговой нагрузки на Грецию, сокращение пенсий, повышение налогов во время рецессии, программа приватизации на 50 млрд евро — сработают ли эти меры сегодня, если они не сработали в 2011 году?

Подписанное соглашение приобрело неформальный статус плана «Б», а потому вопрос о выходе Греции из еврозоны, скорее всего, вернет актуальность. В этом случае Франция столкнется с неприятным выбором: плыть по волнам вместе с ведомыми Германией сторонниками исключения Греции — в качестве подчиненного — или начинать заранее безнадежную борьбу за сохранение европейской семьи.

Не факт, что богатый опыт сотрудничества между двумя странами поможет выработать жизнеспособный компромисс. Связь между Парижем и Берлином больше не способна черпать силу из общего проекта европейской интеграции: поворотным моментом стало отклонение Францией предлагаемой европейской конституции в 2005 году. Отношения между двумя державами стали утилитарными, а дни ЕС, как более тесного союза, могут быть уже сочтены.

Источник: Financial Times

Читайте также:
Пожалуйста, опишите ошибку
Закрыть