Ассигнация в общем и в частности
Главная Аналитика, История денег

Спецпроект совместно с брокером LiteForex

«Кругло, мало, а всякому мило», «Маленькая, кругленькая из кармана в карман скачет» — такие детские загадки рассчитаны на то, что даже ребенок без труда найдет на них ответ. Как вы могли догадаться, речь идет о монете. И впрямь, кому она не мила? Даже дети это знают! Но сегодня мы в больших чувствах готовы признаваться, увы, не монетам. Их мы даже пренебрежительно зовем «мелочью»! А что сегодня в ходу? Правильно, купюры и бумажные деньги. И чем выше они достоинством, тем лучше. Первые российские бумажные деньги назывались ассигнациями, выглядели довольно примитивно, но все-таки походили на современные банкноты и даже обладали водяными знаками. Но как так случилось, что люди вдруг стали считать бумажки разных цветов и форм ценностью?

Об ассигнации в общем

Все мы с детства привыкли к банкнотам и жизни уже без них не представляем (не берем в расчет банковские карты). Но развитие товарно-денежных отношений не было столь простым и линейным, как это может показаться. Сначала ассигнация носила лишь вспомогательную функцию и только потом обрела статус основной денежной единицы. В Российской империи она начала свое шествие в 1769 году и исчезла спустя целый век в 1849-м. Ассигнации выпускались за всю свою историю всего четыре раза: в 1769−1875 годах, в 1786−1818 годах, в 1802-м и в 1818−1843 годах. Они были окрашены в разные цвета и в народе часто назывались в соответствии с дизайном. Например, синенькую купюру в пять рублей именовали синицей или синюхой. На банкнотах красовались надписи «Дѣйствуетъ къ пользѣ онаго» и «Любовь къ Отечеству».

Первая кредитная организация и ее крах

Первая и, как оказалось, еще сырая идея создания кредитной организации, которая выдавала бы бумажные деньги взамен металлических монет, принадлежала императрице Елизавете Петровне. Целью появившегося в 1754 году Государственного банка было кредитование дворянства под залог ценностей вроде алмазов, угодий, серебра и золота, а также целых деревень вместе с крепостными. Но идея провалилась, так как размер капитала банка оказался слишком мал, а сфера деятельности слишком ограничена. Так ассигнации и остались в проекте.

Петр III, его указ и переворот

Однако жизнь продолжалась, и с каждым годом необходимости в переходе на ассигнации меньше не становилось. Ассигнационные рубли могли решить проблему больших расходов страны на военные нужды, так как с зарубежными поставщиками рассчитывались исключительно в золоте и серебре. Естественно, металла становилось все меньше, а войны не заканчивались.

Плюс ко всему, металлические деньги доставляли немало хлопот, если речь шла о больших состояниях. К примеру, сбор подушной подати превращался в целую проблему, и уездным казначействам приходилось серьезно готовиться к тому, чтобы собрать и довезти до нужного места такие объемы монет. Ведь в среднем чтобы перевезти 500 звонких рублей требовалась самостоятельная подвода. Так обстоятельства привели Петра III к еще одной попытке внедрения в денежную систему империи ассигнаций. В 1762 году он собственноручно подписал указ, согласно которому должен был появиться государственный банк, контролирующий оборот ассигнаций в экономике. В его задачи входил выпуск в обращение бумажных денег, номинал которых должен был составлять 10, 50, 100, 500 и 1000 рублей. Всего планировалось выпустить 5 млн ассигнаций. Но и эта затея не удалась, так как Екатериной II был организован дворцовый переворот, направленный на свержение Петра III — и его указ канул в небытие, как и он сам.

С легкой руки Екатерины II

Спустя семь лет после ареста и смерти Петра III, Екатерина II вернулась к мысли о замене увесистых монет денежными знаками из легкой бумаги. Состояние дефицита государственного бюджета становилось хроническим — и императрица наказала своим сановникам поразмыслить на этот счет и представить ей результаты размышлений в виде проектов. Несколько таковых было представлено ее величеству. Среди авторов были хорошо известный генерал-прокурор Сената князь Вяземский и граф Сиверс. Оба ратовали за внедрение ассигнаций и видели в этом одни плюсы и решение актуальных проблем. Предлагалось учредить кредитную организацию, которая бы имела право выпускать ассигнации и обменивать их на монеты. Кроме того, все «бумажки» должны были обеспечиваться металлом, в качестве которого выбрали медь.

По идее Вяземского, ассигнации должны были также обеспечивать все военные нужды империи. Екатерина II провела совещание, его результатом стал манифест 1769 года, в рамках которого новые денежные знаки из бумаги — ассигнации — были одобрены. В том же году в Москве и Петербурге появились первые отделения ассигнационных банков. Было решено, что выпуск банкнот должен оставаться привязанным к ценности всего объема монет в банке — 1 млн рублей медью. Так ассигнации номиналом 25, 50, 75 и 100 рублей хлынули на рынок — и тут же их стали подделывать. Особенной популярностью у фальшивомонетчиков пользовалась купюра достоинством в 25 рублей. Ее переделывали в 75-рублевую. Но продолжалось это недолго, так как был издан указ о прекращении выпуска банкноты в 75 рублей. И естественно в наше время именно 75-рублевые ассигнации времен Екатерины II среди коллекционеров считаются огромной редкостью и немало стоят. Однако на практике не получилось все так же красиво, как выглядело в записках сановников. Из-за необеспеченности ассигнаций драгоценными металлами (а только медью), купюры обесценивались. В системе снова появились серебряные рубли. Они использовались наряду с бумажными, создавая тем самым «ножницы цен».

Очередная русско-турецкая война и дефицит бюджета

Как мы помним, на манифесте народу пообещали, что ни при каких обстоятельствах количество ассигнаций в обращении не будет увеличено искусственным путем и останется привязанным к объемам меди. Но обещание, как водится, было нарушено.

Нескончаемая череда русско-турецких войн истощала бюджет, и нужно было что-то делать. Тогда решением выступило увеличение количества ассигнаций в обращении. К концу жизни и правления Екатерины II их уже насчитывалось порядка 157 млн рублей (лишних 57 млн ассигнаций). Те, у кого было купюр много, пытались от них избавиться и меняли на монеты, но ассигнационный банк не имел столько меди. И тогда правительство просто перестало разменивать ассигнации. Так начался длительный период инфляции в царской России — банкноты постепенно обесценивались. Однако со временем люди настолько привыкли использовать в товарно-денежных отношениях ассигнации, что наступил момент абсолютного принятия законности существования бумажных денег.

Читайте также:
Пожалуйста, опишите ошибку
Закрыть