Готова ли Америка к сильному доллару?
Главная Аналитика

Предприниматель и писатель Джон Мэйсон рассказывает, как слова политиков расходятся с их делами, и рассуждает о том, к чему должна быть готова страна с сильной валютой.

Американский доллар продолжает укрепляться, и правительство США оказалось в непривычной и сложной ситуации. Последние 50 с лишним лет Америка наблюдала падение стоимости национальной валюты — несмотря на то, что практически при всех президентах чиновники утверждали, что поддерживают сильный доллар.

Независимо от того, готовы ли США к таким переменам, для обеспечения сильного доллара необходимо изменить свое отношение к вопросу и пересмотреть привычные процедуры. Очень важен вопрос ответственности, которую сильная валюта налагает на страну. Сильная валюта означает, что страна оказывается в ситуации, которая в корне отличается от жизни со слабой валютой.

Немного истории

США жили со слабой валютой более полувека. В начале 60-х американский доллар был недостижимо силен. Однако через восемь лет дополнительные правительственные стимулы и вызванная кредитованием инфляция сбросили его с пьедестала.

Ричард Никсон

15 августа 1971 года президент США Ричард Никсон отменил привязку доллара к золоту и известил мир, что США более не действуют как страна с сильной валютой.

За исключением лишь двух случаев в последние 50 с лишним лет все представители Белого дома говорили о поддержке сильного доллара, но их слова расходились с делом. Типичным примером служит бывший министр финансов Тимоти Гайтнер, который утверждал, что «сильный доллар всегда в интересах Соединенных Штатов». Конечно же, проводимая им политика не соответствовала этому утверждению.

Так поступали и республиканцы, и демократы. Практически все правительства с 1961 года проводили экономическую политику, которая вела к ослаблению доллара, а не к его укреплению. Исключением можно считать времена, когда Пол Волкер занимал пост председателя Федеральной резервной системы, а Роберт Рубин был министром финансов США. Волкер держал в узде монетарную систему в начале 1980-х, а Рубин организовал сокращение бюджетного дефицита и в итоге достиг фактического профицита. В двух этих случаях стоимость доллара росла.

Однако сильный доллар не всегда был предметом устремлений. Федеральное правительство намеревалось добиться низкой безработицы и хотело, чтобы монетарная и фискальная политика была направлена на удержание людей на рабочих местах, поэтому реализовывало правительственные программы, которые позволяли все большему количеству людей покупать себе дома. Это приводило к ослаблению доллара, что было неплохо, поскольку, помимо прочего, способствовало росту экспорта и позволяло людям работать на местах, к которым они привыкли. Также это означало, что компании могли минимизировать затраты на обучение сотрудников, поскольку значительное повышение производительности не требовалось.

Слабый доллар входил в пакет мер, необходимых для создания такой экономики. Разговоры о сильном долларе были нужны Соединенным Штатам, чтобы «не потерять лицо» перед остальным миром и постараться скрыть факт того, что на самом деле США стремятся достичь своих целей путем валютной войны. Боже упаси, было бы просто неправильно, учитывая мощь США, затевать валютную войну со всем остальным миром.

Поэтому правительство называло эту игру кредитной инфляцией, а обесценивание валюты было лишь одним из результатов такой политики.

Политика кредитной инфляции — звучит очень по-кейнсиански. Впрочем, не только звучит. Однако обесценивание валюты не входило в доктрину Джона Кейнса. Чего он хотел и что получил? Фиксированный обменный курс и ограниченные или отсутствующие потоки капитала между странами.

В 60-е годы, после завершения Второй мировой войны, потоки капитала было не сдержать, и поэтому сохранять обменный курс стало невозможно. Отмена привязки доллара к золоту президентом Никсоном решила последний вопрос, а затем наступила последняя четверть XX века, когда кредитная инфляция расцвела практически повсеместно.

Производственный вопрос

Первая серия автомобилей Ford Model Т на конвеере

Для сильного доллара нужно нечто большее. В экономическом смысле сильный доллар требует внимательного отношения к производству. Если американские производители не могут одолеть зарубежных конкурентов с помощью все более слабеющей валюты, единственной возможностью для них становится повышение качества предлагаемых товаров и услуг.

Однако повышение производительности не достигается за одну ночь. Оно требует обучения и образования, инвестиций во все более совершенные технологии, а также трансформации рабочих мест, компаний и стартапов, которые не реализованы в достаточной степени. В современном мире образование в течение всей жизни является обязательным требованием. Способность и готовность менять место работы, проживания или сферу деятельности на промежутке в три — пять лет должна быть приемлемой для работников. Также необходимо стремиться к регулярности изменений в отраслях и сферах деятельности компаний.

Повышения производительности невозможно достичь, если политика правительства, порождающая кредитную инфляцию, будет продолжаться, поскольку кредитная инфляция побуждает тех, у кого есть деньги, вкладывать их в финансовый, а не в производственный сектор экономики. Если и есть что-то, чего удалось добиться при помощи кредитной инфляции за последние 50 с лишним лет, так это стимулирование богатых к покупке активов, повышению количества финансовых рычагов и к созданию инновационных финансовых инструментов. Эти стимулы необходимо изменить, чтобы заставить деньги вернуться в производственный сектор, а не задерживаться в финансовых инструментах или уже существующих активах.

Всего этого невозможно добиться средствами фискальной и монетарной политики, которые направлены на удержание работников на местах. Для достижения этих целей федеральному правительству придется изменить свое представление о мире существующем и о том, что оно должно делать для создания «нового» мира. И это потребует времени, поскольку работникам и домохозяйствам также придется откорректировать свой взгляд на мир.

Если США стремятся к сильному доллару, стране придется изменить свой подход ко многим вещам. Если этого не произойдет, мы вернемся в мир с валютными войнами, где для восстановления снижающейся стоимости доллара многие надежды будут возлагаться на кредитную инфляцию.

Вы готовы к сильной валюте?

Я не уверен, что Соединенные Штаты и американские политики готовы сделать то, что необходимо для сохранения сильного доллара. Во-первых, политиков избирают на два, четыре или шесть лет. Это слишком короткий временной промежуток для достижения результатов, которые необходимы для поддержки сильного доллара. Кто-то должен приложить все усилия и показать гражданам, как поддерживать сильный доллар.

Иначе мы окажемся не готовы к сильному доллару и рано или поздно вернемся в прежнее положение. Однако это также чревато определенными проблемами, поскольку все страны мира сейчас проводят политику, направленную на ослабление валют. Если все будут пытаться ослабить свою валюту, каким же печальным местом будет наш мир.

Источник: Seeking Аlpha

Пожалуйста, опишите ошибку
Закрыть