Фрекинг в США: пузырь лопнет раньше, чем вы думаете
Lucy Nicholson/Reuters
Главная Аналитика

У канадского геолога Дэвида Хьюза есть несколько отрезвляющих новостей для тех, кто слепо верит во вновь приобретённое могущество Соединенных Штатов в производстве топливной продукции.

Совместно с научно-исследовательским центром Post Carbon, Хьюз тщательно проанализировал данные, полученные из 65 000 сланцевых месторождений нефти и газа, для добычи которых используется нашумевший метод гидравлического разрыва пласта, известного как «фрекинг». Процесс включает как горизонтальное, так и вертикальное бурение, с последующим выкачиванием из глубоких слоев земли токсичной смеси, состоящей из прессованной воды, песка и разных химических элементов, с целью разбить на части твердые породы, которые содержат запасы нефти и газа.

Хьюз обнаружил, что темпы добычи из этих скважин снижаются в среднем на 85% за три года.

«Обычно, в первый год спад составляет до 70%, во второй — до 40%, и в третий — до 30%. Темп снижения — это гиперболическая кривая. Тем не менее, к концу третьего года мы говорим о 80 или 85-процентном снижении уровня добычи для большинства из скважин», — говорит Хьюз.

Данный вывод ставит под сомнение жизнеспособность развития национальной долгосрочной политики в энергетике, которая предполагает, что добыча углеводородов останется на текущем уровне. Под рассмотрением находится строительство нескольких новых газо-экспортных терминалов, и отрасль в стране, в целом, двигается к отмене запрета на экспорт сырой нефти, введенного в 70-х.

Американская политическая элита, подталкиваемая всеми, начиная от Сары Пэйлин (бывшего губернатора Аляски) до президента США Барака Обамы, предлагает скороспелые решения, способные принести выгоду прямо сейчас, а не долгосрочные планы развития развития отрасли.

«Нет сомнений, что сланцевая революция поменяла взгляды многих в краткосрочной перспективе. Однако смысл моей работы в том, что в долгосрочной перспективе это отнюдь не панацея», — отмечает Хьюз.

Он не из тех активистов, кто из-за угрозы изменения климата склонен атаковать индустрию добычи полезных ископаемых. Хьюз и сам работает консультантом на добывающие компании, такие как Canada's Imperial Oil и часто выступает советником инвесторов в сфере энергетики. Он 32 года проработал на Канадский Геологический Центр Исследований, который обеспечивает правительство Канады объективными научными исследованиями в области природных ресурсов страны.

Процветающая отрасль добычи сланца, известная как «игра», требует правильного сочетания разложившегося органического вещества в слоях газа и нефти и достаточно мягких образований для их дробления с поверхности скважины.

До недавних пор добыча нефти и газа из твердых сланцевых пород была недоступна: слишком трудно осуществима технологически, к тому же очень затратна. Всё изменилось в 90-х, когда компания Mitchell Energy впервые открыла горизонтальный гидроразрыв пласта и продемонстрировала, что данная технология позволяет извлекать устойчивые запасы газа на месторождении Barnett Play в Восточном Техасе.

Согласно Министерству энергетики США, добыча нефти на сланцевых месторождениях за последнее десятилетие значительно выросла с 260 000 баррелей до приблизительно 4 млн баррелей нефти в день, приблизив США по объемам добычи к Саудовской Аравии и России. Около 50% добычи газа в США приходится на сланцевые породы, делая США ведущим производителем газа в мире.

Однако исследование Хьюза демонстрирует, что этот стремительный рост внутреннего производства быстро замедлится.

«Компании всегда используют их лучшие месторождения первыми. В один момент, когда закончатся „плодоносные“ скважины, они будут вынуждены перейти на породы с более низким качеством. И даже эти скважины не будут обходиться тебе дешевле. То есть бурить придётся больше, что компенсировать снижение количества добываемого сырья».

Хьюз поясняет, что более 80% национальных запасов сланцевой нефти сосредоточены в двух месторождениях — Bakken в Северной Дакоте и Монтане, а также Eagle Ford в Техасе. Он оценивает, что уровень добычи в этих регионах в 2019 году вернется к значениям 2012 года.

По подсчетам Хьюза, только в месторождении Bakken для поддержания уровня добычи необходимо 1400 новых скважин ежегодно, что сейчас составляет 45% от текущего уровня добычи в 1 млн баррелей ежедневно или 450 000 баррелей в день ежегодно.

Christopher Halloran/Shutterstock.com

«Необходимо бурить 1400 8-миллионных скважин, чтобы поддерживать постоянный уровень добычи, но сейчас бурят больше, чем требуется, около 2000 скважин в год», — объясняет Хьюз. «Поэтому добыча на месторождении Bakken продолжит расти. Это связано, по большей части, с продолжающимся осваиванием „плодоносных“ скважин».

Когда сливки с этих скважин будут сняты, уровень добычи на них начнет снижаться.

Этот сценарий похож на ситуацию с газовыми месторождениями, где 80% добычи приходится на всего пять районов, некоторые из которых уже пошли на убыль. «Давайте взглянем на месторождение Haynesville на границе штата Луизиана и Техас, где добыча сланцевого газа была начата в 2008 году. Пик по добыче пришелся на 2012 год, но сейчас это значение снизилось на 46%».

По оценкам Хьюза, с целью поддержания текущего уровня добычи сланцевого газа, необходимо бурлить порядка 7000 новых скважин ежегодно, что обойдется в 42 млрд долларов. Для сланцевой нефти потребуется 6000 новых скважин ежегодно, которые будут стоить 35 млрд долларов.

Дэн Виттен, представитель Американского союза добычи газа, не смог ответить детально на вопросы Хьюза, а лишь сделал общее заявление касательно сектора добычи газа в США.

«Наши компании инвестируют в эти месторождения потому, что эксперты всё изучили и они уверены, что даже если уровень добычи на скважинах снижается, они все равно способны продолжать добывать устойчивые объемы десятилетиями», — сказал он. «Многие из уважаемых ученых, кто изучал этот вопрос, уверены в высоких уровнях добычи как сейчас, так и в будущем».

Независимая Американская ассоциация по добыче нефти не ответила на комментарии по исследованию Хьюза о долгосрочной добыче сланцевой нефти в США.

«Исследование Дэвида Хьюза неоспоримо. Вопрос в том, какую здесь роль играет правительство», — говорит для Джихар Шах, предприниматель в сфере солнечной энергетики.

Шах указывает на огромную нагрузку, которую добывающая промышленность накладывает на общественную инфраструктуру, дороги и инженерные сети. Он полагает, что как только энергетический бум сойдет на нет, и гиганты индустрии снимут все сливки, государство и налогоплательщики останутся один на один с разрушенными дорогами и уничтоженной инфраструктурой.

«Я, конечно же, могу понять интересы корпораций», отмечает Хьюз. «Они делают то, что делают, потому что они целиком озабочены своими квартальными отчетами. Они вовсе не думают о долгосрочной устойчивости энергетики в США.

«По моим ощущениям долгосрочная политика энергобезопасности страны — это краткосрочная спекуляция на сланцевых месторождениях», — добавляет Хьюз.

Пожалуйста, опишите ошибку
Закрыть